Юра Борисов на кадре из сериала «Мир! Дружба! Жвачка!»

5 причин, почему Юра Борисов — круче всех

Юра Борисов на кадре из сериала «Мир! Дружба! Жвачка!»

Борисов — далеко не первый российский актёр, которого «обвиняют» в том, что он снимается вообще во всех выходящих фильмах: мы даже не будем упоминать, кому была адресована похожая критика раньше, это уже моветон. Скажем лишь, что к настолько популярным артистам у нас часто прилипает конкретное амплуа, и потом все жалуются, что условный Иванов играет везде Иванова. С Борисовым такое не прокатит.

Хотя, казалось бы, похожих ролей у него было немало. Вот он мелкий бандит из 90-х в «Быке», вот почти такой же ветеран Афгана Алик в «Мир! Дружба! Жвачка!». Включаешь «Мама, я дома» — и вновь та же военная выправка и речь «сквозь зубы», смотришь «Купе номер 6» — простой русский работяга (опять, кажется, в 90-х). Борисов на первый взгляд совсем не Гари Олдман или Кристиан Бэйл: про него не скажешь, что он в каждой следующей роли совершенно неузнаваем.

Юра Борисов на кадре из фильма «Мама, я дома»

5 причин, почему Юра Борисов — круче всех

Юра Борисов на кадре из фильма «Мама, я дома»

Но даже в синонимичных образах ему удаётся раз за разом нащупать какие-то новые грани. Взглянешь чуть глубже и поймёшь, что между Аликом и Быком не так уж много общего: из персонажей с похожим бэкграундом Борисов высекает совершенно разных людей. Юра совсем не эксцентрик, и иногда может казаться, что он и «не играет» вовсе, но то лишь аргумент в пользу его таланта. Каждый раз Борисов органично существует на экране, независимо от героя и жанра, и диву даёшься, как настолько примелькавшийся актёр может так растворяться на экране.

Звезда второго плана

Юра Борисов на кадре из фильма «Хрусталь»

5 причин, почему Юра Борисов — круче всех

Юра Борисов на кадре из фильма «Хрусталь»

Ну и, к слову, нельзя сказать, что Борисов совсем уж не «перевоплощается». У него много очень разноплановых образов — особенно на втором плане. Вот он надел парик в «Петровых в гриппе» — и уже чудо как убедителен в роли провинциального мечтателя-театрала. В «Кто-нибудь видел мою девчонку?» Борисов играет интеллигентного любовника редакторки модного издательства, и тоже в точку, хотя,с казалось бы, с его амплуа «простого парня» совсем не сходится. В «Хрустале» он отжигает в небольшой роли минского рейвера-наркомана, а в «Серебряных коньках» предстаёт харизматичным трикстером, эдаким российским капитаном Джеком Воробьём — и вновь крадёт каждую сцену.

Юра Борисов в образе Пелевина для Esqire

5 причин, почему Юра Борисов — круче всех

Юра Борисов в образе Пелевина для Esqire

Про Брэда Питта как-то говорили, что он, мол, «характерный актёр, случайно ставший звездой». Кажется, и о Борисове можно сказать нечто похожее. Ему хорошо даются маленькие ударные образы, те, которые запоминаются куда больше, чем протагонисты. У него большой талант совсем небольшими штрихами — правильным париком, гнусавым голосом или каким-нибудь особым прищуром — полностью менять свой облик. А уж если гримёры поработают с ним посерьёзнее, то диапазон ролей так вообще рискует стать бесконечным — вон, Виктором Пелевиным он уже притворялся, например.

Читать также:  10 трогательных рождественских комедий, которые можно посмотреть на Netflix

И вашим, и нашим

Юра Борисов на кадре из фильма «Калашников»

5 причин, почему Юра Борисов — круче всех

Юра Борисов на кадре из фильма «Калашников»

В России мало какие актёры могут позволить себе полностью отказаться от маленького кино (или, наоборот, от большого) и играть в рамках только одного жанра — зарплаты не те. И всё же радует, насколько у Борисова колоритная фильмография: в ней уживается эпизодическая роль в «Союзе Спасения» (в оправдание Юры — сценарий ему не давали, и он не знал, каким выйдет кино) и остросоциальный «Мама, я дома»; патриотичный «Калашников» и ревизионистский «Капитан Волконогов бежал»; раздутый блокбастер «Т-34» и маленький военный вестерн «Красный призрак».

У актёра явно нет каких-то предрассудков по отношению к жанрам и масштабам проектов: он выбирает роли исходя из того, кажется ли ему любопытным тот или иной образ. И поэтому даже в бездушных коммерческих картинах выглядит выгодно: скажем, во «Вторжении» у него самый живой персонаж, а в «Калашникове» у актёра выходит раскрыть в своём герое то, что авторы фильма, кажется, и не собирались раскрывать.

Международные амбиции

Юра Борисов на кадре из фильма «Т-34»

5 причин, почему Юра Борисов — круче всех

Юра Борисов на кадре из фильма «Т-34»

Борисов не собирается останавливаться на российском кино и давно планирует стать международным артистом (хотя и признаёт, что играть всё равно получится только русских: уровень английского не тот). Учитывая его разноплановость и умение выделяться даже в маленьких эпизодах, все шансы у Юры есть: если уж кому из молодых отечественных артистов и выбираться на Запад, так это ему.

Фестивальный успех должен помочь: не каждый год один и тот же актёр (тем более российский) приезжает на главные мировые смотры аж с пятью фильмами. Мы лично были свидетелями того, как после показа «Мама, я дома» в Венеции к Юре подошёл зритель-иностранец и рассказал, что раньше ничего не знал о нём — но вот за год посмотрел уже три картины с Борисовым и, кажется, влюбился.

Надеемся, международный «сарафан» доберётся и до продюсеров с режиссёрами. И тогда, кто знает: может, в следующий раз в Канны Юра приедет уже в составе нового фильма Уэса Андерсона (а почему бы нет?).

Отражение поколения

Борисов — актёр-миллениал, яркий представитель поколения, которое пусть и выросло на культуре 90-х, но по-настоящему не почувствовало на себе жестокость того смутного времени. Поколения, которое оглядывается назад и смотрит на прошлое с несколько романтической оптикой, не столько пытаясь воссоздать эстетику ушедших дней, сколько силясь найти в ней ответы.

Юра Борисов на кадре из фильма «Купе № 6»

5 причин, почему Юра Борисов — круче всех

Юра Борисов на кадре из фильма «Купе № 6»

Главные персонажи Борисова — идеальное отражение этой мысли. Что Бык, что Алик, что Лёха из «Купе номер 6», что даже Волконогов — вроде бы абсолютно прозрачные герои, люди-символы, принадлежащие другой эпохе. Но в них чувствуется какая-то очень миллениальская тоска, неожиданная романтичность, хрупкость. Через них Борисов как бы адаптирует старые образы для новых зрителей: его гопники — внутри поэты, а его жестокие чекисты оказываются разочаровавшимися в жизни детьми.

Эта амбивалентность хорошо рифмуется с фигурой самого актёра, выросшего в простой семье из Реутова вне столичной интеллигенции, но увлекающегося андерграундными арт-перформансами; искавшего смысл жизни и в эзотерических работах Кастанеды, и в религии; открыто признающего, что до сих пор ни в чём не уверен и не знает, как будет мыслить завтра. Мы этого не понимали, но нам был нужен такой актёр. Вечно сомневающийся, бесконечно открытый, не боящийся брать пыльные трафареты и находить в них что-то, что никто другой искать и не собирался. Если бы не было Юры Борисова, его стоило бы придумать.