В День защитника Отечества на экраны страны выходит спортивная драма «Мистер Нокаут» молодого режиссера Артёма Михалкова. Фильм повествует о судьбе великого советского боксера Валерия Попенченко. Роль обладателя Кубка Вэла Баркера исполнил «последний богатырь» России Виктор Хориняк, а образ его наставника Григория Кусикьянца, который помог сомневающемуся юноше завоевать олимпийское золото, — воплотил на экране блистательный Сергей Безруков. Накануне премьеры мы побеседовали с Артёмом Михалковым о работе над фильмом, мистике и о многом другом.

Артём Михалков: «Я хотел пройти этот путь самостоятельно»

— Почему вы решили обратиться к жанру спортивной драмы, основанной на реальных событиях — своеобразному тренду современного отечественного кино? И чем вас заинтересовала судьба Валерия Попенченко — спортсмена, чье имя не было культивировано в советское время?

— Однажды я случайно увидел по телевизору документальный фильм о Попенченко, и меня заинтересовала судьба этого человека. Я купил его книгу «И вечный бой», начал читать и понял, что это очень кинематографичная история, наполненная разными перипетиями судьбы. Здесь было все: и спортивные достижения, и отношения с тренером, и отец-фронтовик, и военно-инженерное училище, и такая интересная география его жизни — Ташкент, Ленинград, Москва, Токио… Все это привлекло меня с точки зрения кино, и я загорелся этой историей. Я обратился к известным драматургам братьям Пресняковым, с которыми дружил. Хотя на тот момент они еще не работали в подобном жанре, я решил рискнуть. Они написали заявку, я понял, что мы смотрим в одну сторону, и мы стали работать над сценарием, «зазернялись» этой историей с точки зрения драматургии. На раннем этапе, мы общались с Татьяной Игоревной и Максимом Попенченко [Вдова и сын спортсмена — прим.ред.], и это нам очень помогло в работе. Мы благодарны семье Валерия Владимировича за искренность и личные истории, которыми ни они поделились с нами.

— Фигурируют ли в картине аутентичные объекты, связанные с жизнью Попенченко?

— Нам очень повезло: мы снимали в том самом зале спорткомплекса «Динамо» в Санкт-Петербурге, где тренировался Валерий Владимирович. С того времени он практически не изменился, чему вся творческая группа была очень рада.

Смотреть онлайн «Ставка на любовь» — предыдущий фильм Артёма Михалкова

— Сколько времени заняла работа над фильмом?

— Весь цикл работы над картиной занял у нас три с половиной года. Мы прошли большой путь. У нас были остановки, мы открепляли группу, прикрепляли другую. Во многом это происходило из-за занятости артистов. Сергей Витальевич работал параллельно в нескольких проектах. Виктор Хориняк на тот момент играл три главных роли в разных картинах. Он снимался в других городах — и нам было очень сложно свести графики. Но я шел на это сознательно, потому что не видел другого артиста в этой роли.

— Почему выбор пал именно на Виктора Хориняка — артиста с простым образом?

— Сам Валерий Владимирович обладал довольно простой внешностью. Мне было важно передать внутреннее состояние человека, его характер, его энергию и мужество, которые есть в Викторе. Валерий Попенченко — сильный, образованный человек, который шел к своей цели. И мы хотели понять, как это происходило — такой герой важен для будущего поколения. Мы создаем миф о герое, подкрепляя его фактами из жизни. Это не документальное кино. Нами были приняты художественные решения, которые дополнили реальность. У Попенченко в жизни было 213 боев. 200 из них он выиграл. Валерий Владимирович был единственным советским спортсменом, удостоенным Кубка Вэла Баркера за самый красивый бой. При этом он прекрасно говорил на английском языке, знал литературу, писал стихи. И нам хочется, чтобы каждый зритель нашел своего героя в этом фильме.

Артём Михалков: «Я хотел пройти этот путь самостоятельно»

— Как в пару к Виктору появился Олег Чугунов?

— А с Чугуновым как раз произошло хорошее совпадение. Он реально похож на Виктора. Кроме того он талантливый, очень интересный, думающий молодой артист. И то, что он оказался где-то мягче, воздушнее в сценах юности, — это именно то, что мы хотели. Когда наши съемки стали затягиваться, я боялся, что мы не успеем снять все, что хотим, так как процесс взросления детей остановить невозможно. У Олега начал меняться голос. И Андрей Титченко, который играет Валеру в детстве, — тоже неумолимо рос. Дети в этом возрасте за полгода могут измениться до неузнаваемости. Но мы каким-то чудом, невзирая на все остановки и простои, успели снять их такими, какими они были нам нужны в кадре.

— В вашем фильме важнейшую роль играют спортивные сцены, и они здорово сделаны. Как организуется работа над сценарием подобных эпизодов? Каким образом происходит техническое соединение драматургии и спортивной правды?

— Бои — одна из основ нашего фильма. Мы с оператором-постановщиком Юрием Никогосовым перед съемками очень много думали, как их снимать. Потому что рядовому зрителю неинтересно смотреть на двух человек на ринге. Надо было как-то это оживлять. Мы смотрели много разных фильмов про бокс, и, как правило, там видно, где удар наносит артист, а где дублер его заменяет. В нашем случае Виктор сам выполнил 95% связок — это оказалось сложнопостановочной задачей. Мы изначально заложили одно время на подготовку и съемки этих боев, а в реальности оказалось, что нужно потратить значительно больше времени и сил.

Технически это происходило так. Сначала Федор Старык — наш постановщик трюков — ставил рисунок боев. Для этого нам нужен был настоящий ринг. Первоначально мы ставили эти бои в Академии бокса, которая бесплатно предоставила нам эту возможность, за что мы очень благодарны дирекции Академии. Потом мы переехали в «Крылья советов».

Смотреть онлайн «Последний богатырь» и другие фильмы с Виктором Хориняком

Финальный бой мы ставили полтора месяца: это девять минут фильма. Здесь есть несколько составляющих. Во-первых, должна быть драматургия боя, во-вторых — важен принцип съемок, и, в-третьих, мы хотели максимально приблизиться к боксерам, оказаться внутри этой схватки, показать, насколько спортсмену становится тяжелее к концу боя. Одним словом, чтобы зритель, как в компьютерной игре, почувствовал себя внутри ринга. И эта концепция на практике оказалась невероятно сложной. Каждую связку мы синхронизировали с движением камеры. Работа велась буквально по миллиметрам. Для меня это оказался невероятный вызов. Когда ты снимаешь кино про командную игру, тебе есть, где спрятаться, а тут у тебя два человека в кадре и не так много визуально эффектных ударов.

Читать также:  Ольга Дибцева: «Я еще не умерла, а про мою жизнь уже снимают экранизацию»

— Сколь тщательно приходится готовить артистов к съемкам подобного рода?

— Виктор тренировался для роли. Поскольку у него был детский опыт боксирования, он легко схватывает разные элементы, связки. До съемок он занимался с тренером Константином Николаевичем Копцевым, заслуженным тренером СССР, работавшим в свое время со сборной Союза по боксу. Когда мы входили в проект, думали, что это будет легко, а в итоге это оказалось самым сложным. Финал мы снимали очень долго. После каждой связки актеры устают. После десяти минут съемок артистам приходилось восстанавливаться. Работа была проделана колоссальная. Но нам было важно, чтобы актер практически весь путь на ринге прошел сам.

Артём Михалков: «Я хотел пройти этот путь самостоятельно»

— В фильме Сергей Безруков создал очень интересный образ тренера-фанатика. Как он появился в этой картине, и какие моменты роли были придуманы им?

— Сергей Витальевич появился в этом фильме очень точно, со всеми его оценками. В нем есть потрясающая сила — и человеческая, и актерская. Я ему благодарен за то, что он прошел этот путь вместе с нами. Он большой артист, но что очень важно — он настоящий товарищ. Ни разу на съемках он на правах Народного артиста не потребовал к себе какого-то особого отношения. Он очень скромен и неприхотлив на площадке, его обожала вся группа. Он профессионал, любит заниматься творческим поиском образа. Ведь у Кусикьянца с Попенченко была уникальная методика, которую, кстати, переняли наши американские коллеги в работе над фильмом «Рокки». Кусикьянц водил Валерия на балет, они играли в шахматы. Это были сложные люди. Злые языки звали Попенченко «корявый боксер», а Кусикьянц был в конфронтации со всеми. И диалог этих необычных людей, который смог привести к столь высоким результатам, был очень интересен для нас.

— Картина невольно стала прощальным приветом замечательного артиста Игоря Савочкина. Его герой в финале уходит в свет. Это монтажное решение было придумано изначально, или сложилось уже после его смерти?

— Вся эта история изначально была придумана по-другому. Тот финал, который в итоге есть в картине, — он мне приснился уже во время работы над фильмом. Игорь Юрьевич был открытым, добрым человеком, очень чистым, без злобы и агрессии. Благодаря этому, сцена прощания с батей стала в итоге кульминацией всего фильма. Мы долго работали над ее монтажом. Лишь когда фильм был готов, я узнал, что Игоря Юрьевича не стало. И был потрясен!

Смотреть онлайн «Рокки» с Сильвестром Сталлоне

— Сам Валерий Попенченко погиб в возрасте 37-ми лет при загадочных обстоятельствах. Его нашли упавшим с большой высоты лестничного пролета недостроенного дома. У вас в фильме есть сцена на лестнице, где работающий на стройке Валерий смотрит вниз с лестничного марша без перил. И ее истинный смысл поймет лишь человек, хотя бы поверхностно знакомый с биографией Попенченко. Однако вне контекста она выглядит странно. Почему вы решили никак не закольцовывать этот момент в финале?

— Мне важно было завершить картину его победой. Любое упоминание его ранней загадочной смерти увело бы нас в сторону. А нам хотелось сделать зрительское кино. Но вообще на протяжении всей работы нас сопровождали какие-то мистические вещи. Жизнь Попенченко была связана с нумерологией, и мы этого коснулись в фильме. Знаки нас сопровождали всюду. К примеру, когда мы снимали в Санкт-Петербурге, наша группа арендовала костюмерный цех, который располагался на третьем этаже. И однажды случилось ЧП. Приехала полиция, так как на пульт поступил сигнал, что кто-то пробрался внутрь. А там 400 этнических костюмов огромно ценности. В итоге полицейские нашли человека, который сидел, одетый в спортивный костюм Попенченко. Почему из 400 самых разных костюмов он выбрал именно этот — осталось загадкой.

Артём Михалков: «Я хотел пройти этот путь самостоятельно»

— Как на финальных титрах появилась «Песня о сентиментальном боксере» Владимира Высоцкого?

— Когда у нас возник вопрос, какую песню ставить на «барабан», мы решили обратиться к самим боксерам. И это они посоветовали нам взять песню Владимира Семёновича, сказав, что в боксерских кругах она и по сей день очень популярна.

— Структурно сценарий фильма напоминает «Легенду №17». Это произошло случайно или вы намеренно брали за основу схему успешного спортивно-исторического фильма?

— Я не думала о «Легенде №17» во время работы над фильмом. Если вы имеете ввиду то, что и у нас, и в «Легенде» тренера не выпускают из страны, то в нашем случае Кусикьянца действительно не взяли на соревнования (не знаю, как это было на самом деле с Тарасовым). Кусикьянц самостоятельно на корабле пришел в Токио и тайно жил у Попенченко в номере. Он играл с ним в шахматы, настраивал его — и в итоге помог ему выиграть Олимпиаду. Мы пошли дальше и привели тренера в зал, где на самом деле он оказаться не мог. Но в картине нам важно было передать, насколько поддержка наставника была необходима спортсмену. Это наша художественная правда.

Читать Триумф воли: рецензия на «Легенду №17»

— В титрах картины есть благодарность продюсеру Леониду Верещагину. Чем Леонид Эмильевич помог вам в работе над фильмом?

— На этапе постпродакшн у меня возник ряд профессиональных вопросов. Я не знал, как поступить, и обратился к Леониду Эмильевичу за советом. Я показал ему фильм, и он дал очень точные рекомендации. Он человек с огромным опытом, большой профессионал. Если бы я раньше к нему обратился, мог бы избежать многих шишек, которые набил в процессе работы над картиной. Мы ведь останавливались в съемках и из-за пандемии, и из-за нехватки денег, и из-за многих факторов, которые не предусмотрели на старте. Теперь я понимаю, что с самого начала нужно иметь последовательный план. Неправильно ввязываться в проект, не понимая до конца всех нюансов. Есть правила, которым надо следовать.

— Почему вы решили делать картину не на студии ТРИТЭ, имеющую богатый опыт производства спортивных исторических фильмов, а предпочли окунуться в эту ледяную реку без поддержки отца?

— Я хотел пройти этот путь самостоятельно.

«Мистер Нокаут» в прокате с 23 февраля.