Авраам Руссо – о шоу «Суперстар!», планах на будущее и связи между вокальными шоу и славой

7 ноября на телеканале НТВ стартует новый сезон музыкального шоу «Суперстар!», где за звание лучшего будут бороться звезды, чей пик популярности пришелся на 80–90-е и 00-е годы. Алена Апина, Шура, Авраам Руссо, Виктор Салтыков, Любаша, Анастасия, Наталия Власова, Вика Цыганова, Юрий Титов и Юлиан – участникам предстоит исполнять старые хиты по-новому. Накануне премьеры TV Mag поговорил с Авраамом Руссо об участии в проекте «Суперстар!», планах стать музыкальным продюсером и о том, почему вокальные шоу не сделают тебя звездой.

Авраам, почему вы согласились участвовать, зачем вам этот проект?

Меня звали еще в первый сезон в прошлом году, когда был разгар пандемии. Тогда я находился в Америке и не мог. В этом году телеканал НТВ снова обратился ко мне, и мне стало интересно участвовать в шоу «Суперстар!». Мне в Instagram одна девушка написала: «Вы кумир миллионов, зачем вам это надо?» На самом деле это отличная возможность показать неизвестного себя. Ведь по условиям шоу участники должны перепеть старый хит в новой обработке. Я показал разные грани своего мастерства и рад, что поучаствовал.

То есть целью было не «выйти из тени»?

В отличие от других артистов, которые действительно ушли в забвение, у меня нет проблем с популярностью, я продолжаю работать. Мне других проблем хватает…

Авраам Руссо – о шоу «Суперстар!», планах на будущее и связи между вокальными шоу и славой

Авраам Руссо – о шоу «Суперстар!», планах на будущее и связи между вокальными шоу и славой

Авраам Руссо – о шоу «Суперстар!», планах на будущее и связи между вокальными шоу и славой

Авраам Руссо – о шоу «Суперстар!», планах на будущее и связи между вокальными шоу и славой

Каких, например?

Например, с моим бывшим продюсером.

Алена Апина сравнила жюри шоу «Суперстар!» с клеткой с тиграми. Испытывали ли вы неловкость от того, что вас судят телеведущая Лера Кудрявцева, молодой певец Стас Пьеха, музыкальный критик Сергей Соседов и певица Маша Распутина?

Быть в жюри музыкального конкурса – это тонкая работа. Когда ты сидишь в кресле жюри и судишь артиста, то ты должен как минимум разбираться в музыке, должен понимать ноты, по которым артист поет, чувствовать и знать песню, которую он исполняет. Когда артист поет чужую песню, а тем более хит, то ты должен знать оригинал и слышать, что этот артист сделал нового для этой песни. Ухудшил или сделал лучше? Ведь кавер надо спеть или лучше, или так же. Точно не хуже. Для России, где в приоритете остается консервативный стиль, глобальные изменения в старых хитах достаточно опасные. В своих выступлениях я старался оставаться в рамках оригинала, сохранять дух песни или улучшать хит. Вместе с этим я пытался удивить, сделать что-то новое. Но оказалось, что жюри судит не по профессиональным критериям, а по каким-то другим. Они могут сказать: эта песня мне не нравится. И у меня тут есть вопрос: вы судите композитора или артиста? Но я знал, на что шел, поэтому я был готов к любой критике и практически не комментировал ее во время шоу.

Кто из коллег на шоу «Суперстар» вас удивил?

Честно сказать, никто. Я ожидал от них большего. Пусть на меня обидятся, но это дело вкуса. Я ожидал, что кто-то выйдет и покажет что-то интересное. Но нет. Может, я тоже никого не удивил… Хотя я старался. Например, показал себя в роке, пел на разных языках, пел в стиле Тома Джонса, пел в стиле Queen, пел песни Носкова, хотя в России боятся перепевать Носкова, брал невообразимые ноты. Вы увидите совершенно нового Авраама Руссо, которого еще никто не знает.

Авраам Руссо – о шоу «Суперстар!», планах на будущее и связи между вокальными шоу и славой

Премьера нового сезона шоу состоится 7 ноября в 20:10 на телеканале НТВ

Шоу построено на понятии «звезда». Что такое для вас быть звездой?

У нас в России одна звезда – это Филипп Киркоров, а мы рядом валяемся! Шучу! (Смеется.) Если серьезно, то звезда – это яркая личность. Если ты добился популярности, известности, если твои песни поет целое поколение, тогда народ награждает тебя титулом звезды. Как награждают генералов, например. Это норма. От этого не стоит болеть звездной болезнью.

А была звездная болезнь?

Слава богу, ничего такого у меня не было. Разные «заболевания» есть в шоу-бизнесе. Но я сам себя вижу со стороны. И могу оценивать адекватно.

Читать также:  Цзю навстречу Канело: смотрим титульный бокс на «МАТЧ!» и «МАТЧ! Боец»

Испытание славой прошли?

Слава – страшная вещь для человека. Но достоинство для меня важнее. Я никогда не потеряю себя ради славы. Я видел в жизни такую популярность и до сих пор чувствую такую любовь от слушателей, что мне большего не надо. Ничто не может изменить мою сущность. Ее может поменять лишь тот, кто меня создал…

Публика с 2000-х сильно изменилась?

Я до 2006 года был, как говорится, на творческом рынке. В 2010-м я снова вернулся. Изменения оказались не только в публике, но и в руководстве, появились новые продукты. Я считаю, что направление в популярной музыке изменилось, но пошло куда-то не туда. То, что людям даешь, то они и слушают. Поэтому не понимаю, почему верхушка шоу-бизнеса допустила, чтобы появились такие новые «звезды», как сегодня. Из-за большой разницы между тем, что было, и тем, что стало, чувствуется огромная пропасть между поколениями.

Провокация, эпатаж – это сегодняшний инструмент артиста, порой более сильный, чем голос. Вы бы пошли на провокации ради пиара?

Это всегда было. Я знаю, что телевизионщикам, прессе, блогерам неинтересны песни, хорошие аранжировки и так далее, их больше интересует скандальная жизнь артиста: разводы, разборки… Но, к несчастью, у меня по жизни достаточно проблем, поэтому даже не стоит думать над этим вопросом. Есть что обсудить в желтой прессе, ничего не придумывая.

Огромное количество музыкальных шоу показало, что в стране много талантливых, красивых, харизматичных певцов и певиц. Но чего им не хватает, чтобы стать звездами большой величины?

Покажите хоть одного, кто после подобного шоу стал большим артистом. Нет таких. Потому что никому это не интересно. Шоу закончилось – и они тоже закончились. Потому что у нас нет грамотного продюсирования. Вот есть у вас, например, 200 тысяч долларов и талант – куда вы пойдете? К кому? К какому продюсеру и что он сделает? Какая звукозаписывающая компания вас возьмет? Вы никому не интересны. К сожалению, проблема именно в этом.

Авраам Руссо – о шоу «Суперстар!», планах на будущее и связи между вокальными шоу и славой

Ведущими шоу стали Лолита и Вадим Такменев

А если раскрутиться через интернет?

В России интернет в этом плане работает только на 10–15 процентов. Не путайте с Америкой, где интернет в раскрутке работает на 90 процентов.

Вы говорите об ошибках и нечистоплотности продюсеров. Есть ли у вас планы самому стать музыкальным продюсером?

С удовольствием захочу продюсировать талантливого артиста или артистку. Сегодня я могу помочь другим больше, чем самому себе. Как тренер футбольной команды, который знает законы, техники, подводные камни. Я очень хочу открыть продюсерский центр и показать своим артистам здоровые отношения между артистом и продюсером. Не как сейчас в России. Не постесняюсь этого сказать, но в России большинство музыкальных продюсеров – жулики: певцам достается только слава, а продюсерам – все деньги. Используют бедных артистов на каждом шагу. Я считаю, что каждый должен получить то, что заслуживает, не больше и не меньше, не претендуя на чужой хлеб. Надеюсь, мои планы сбудутся. Все будет, потихонечку, с Божьей помощью.

Какой совет дадите дочкам, когда придет время выбирать профессию?

Однозначно посоветую петь только для души! (Смеется.) Не хотел бы, чтобы они пошли по моим стопам. Да, могут выучить инструменты, ноты, но лучше не становиться певицами, это очень сложный путь. Я могу только советовать, а как обернется жизнь – кто знает? Я в 13 лет даже не думал, что стану певцом, а в 16 лет стал им. В один прекрасный момент все может перевернуться. Не могу навязывать детям свое мнение, но скажу им, что сегодняшнее решение станет фундаментом завтрашнего дня. При неправильном выборе будущее может рухнуть. Меня печалит, что в России 90 процентов людей имеют два-три образования и не работают по профессии. Это результат ошибочного выбора. В Америке, например, не так: 90 процентов работают по своей специальности. Поэтому я бы хотел, чтобы мои дети сделали верный выбор.

Фото: PR НТВ