На видеосервисе START 3 марта вышел полнометражный фильм «Многоэтажка» режиссера «Вампиров средней полосы» Антона Маслова. В новой работе, сценарий для которой он написал вместе со своей женой Марией, Маслов вновь рассуждает на тему родственных и – шире – общественных связей в непривычном для отечественного кино жанровом формате. «Многоэтажка» – герметичный триллер о поисках девушки, которая вошла в подъезд дома, где живет ее отец, и пропала. Роль отца – пожарного Антона Калашникова, который отправляется на поиски дочери, сыграл актер Денис Никифоров. Мы поговорили с ним о семье и соседях, социальном подтексте «Многоэтажки» и актуальности Достоевского.

Денис Никифоров: «"Многоэтажка" – это современный Достоевский»

Когда только вышел трейлер картины, многие сравнивали «Многоэтажку» с «Дураком» Юрия Быкова, однако, на мой взгляд, она все же существует в более жанровом ключе. Вас чем привлек этот проект?

Понравился сценарий, и у меня давно не было полного метра, так что было очень приятно, что Антон Маслов пригласил поработать вместе. Кстати, я не сравнивал «Многоэтажку» с фильмом Быкова, только жена, как раз когда посмотрела трейлер, сказала, что фильм похож на «Дурака». Мы в свое время вместе его смотрели. Хотя «Многоэтажка» с ее детективным налетом мне напомнила, скорее, американский фильм с Уильямом Болдуином и Шэрон Стоун «Щепка». Сценарий «Многоэтажки» понравился тем, что все происходит в замкнутом пространстве с минимумом экшена, но с большим количеством психологически непростых отношений между героями – жильцами этого дома, подъезда, коробочки, этих 22 этажей. Такой современный Достоевский, что было очень интересно играть. Ну и плюс партнеры – великолепная актерская команда. Жаль, что Игоря Савочкина уже нет и он не увидит картину.

По фильму вы, кстати, одиночка, даже со своей экранной дочерью у вас практически нет общих сцен. Насколько это было сложно в контексте того, что на съемках, вероятно, царила несколько иная атмосфера?

Мы все-таки профессиональные актеры, нам не надо долго собираться, чтобы перелезть из шкуры друзей в шкуры недругов, врагов или незнакомых людей. Подчеркну, что актерская команда была прекрасная, и этим людям не составляет никакого труда переключиться от дружеских отношений к профессиональному быту.

Тем не менее в плане психологизма и герметичности пространства – это все-таки нехарактерная для вас роль. К тому же полный метр, куда вы вернулись после, так скажем, забега на длинную дистанцию в многосерийных проектах, например, в той же «Молодежке».

Потому и было интересно. Широкие хоккейные площадки и прочие спортивные ринги уже задолбали, хотелось какой-то камерности. Забег на длинную дистанцию подразумевает размеренное состояние каждый день и, грубо говоря, нормальное поведение в кадре. Здесь же нужно было мое рвение гасить, потому что слишком сильно было желание рассказать за полтора часа историю. Ты хочешь сделать сразу и много, поэтому надо, чтобы за монитором сидел талантливый Антон Маслов и делил меня на 44 или добавлял те 44, что нужно. В этой коллаборации и родилась картина. Я не люблю смотреть плэйбеки, я люблю когда режиссер диктует. Мне даже приятно, если нет фраз в тексте и режиссер говорит – повернись так, посмотри сюда. Мне не составляет труда обыграть такой диктант, даже сиюминутный, продумать ежесекундное восприятие, а не отрепетировать все заранее. Мне это даже интереснее, поэтому я очень люблю работать с такими режиссерами и в таких проектах, как «Многоэтажка», где было много проходок, взглядов на камеру или ручку двери, и мы их вместе с Антоном Масловым очень тоненько, надеюсь, сшили.

То есть вы послушный актер?

Абсолютно. Зачем работать с режиссером, если он тебе не близок. Я с такими не работаю. Например, никогда не ходил на пробы к Говорухину, это моя личная оценка, мое личное отношение. Другие актеры могли с ним душа в душу работать. Хотя были артисты, которые и с Гончаровым любили поработать, чтобы их ниже плинтуса опустили и размазали по паркету. Кто-то любит, когда над ним издеваются, а кто-то нет. По мне – творчество рождается в любви, а не в изнасиловании.

Антон Маслов стал вашим человеком?

Мы с Антоном детей не крестим, как было у меня с другими режиссерами, но находимся в хороших отношениях. Надеюсь, и в следующих своих работах он не забудет о таком «артистишке», как Никифоров (улыбается).

В прошлом году Антон выстрелил с сериалом «Вампиры средней полосы». Вас не звали во второй сезон?

Пока нет. Сам сериал я смотрел, в нем играют мои замечательные друзья – и дядя Юра Стоянов, старший замечательный коллега, с которым мы вместе снимались, и Тема Ткаченко, мой сосед. В общем, сериал прекрасный и тусовка бы была, конечно, мощная – я бы с удовольствием какого-то вампиреныша поиграл.

Вы поддерживаете отношения со своими соседями? В советское время все друг друга хорошо знали, а сейчас зачастую мы даже не понимаем, кто живет с нами на лестничной площадке.

Читать также:  Сергей Гилёв: «Несмотря на предыдущий опыт, я опять на это попался»

В том доме, где живут мои родители и где я жил в 1980-90-х и в начале 2000-х немного, до сих пор остались хорошие отношения. Я часто приезжаю туда с детьми и встречаю соседей, друзей, одноклассников, которых прекрасно помню и знаю. Хотя, безусловно, есть и люди новые, но мне они мало интересны, потому что я живу в другом доме. Там, где я живу, по площадке соседей знаю, там есть замечательный врач Лариса, еще одна женщина – все тихие, спокойные. Были в свое время бойни с соседом сверху, с Лехой, но он уехал, сейчас там девочка тихая живет. Внизу нас проклинают соседи за двух детей, которые носятся галопом за кошкой. Но это нормальная жизнь. Сейчас еще добавились соседские чаты – вот там просто трэш.

По ним, мне кажется, можно отдельный триллер снимать.

Владимир Львович Машков – художественный руководитель Московского театра Олега Павловича Табакова – сделал замечательную вещь: он всё фойе сделал зеркальным. Знаете для чего? Чтобы сначала себя зрители увидели, а потом уже пошли на «смешных» персонажей смотреть, которые как две капли воды похожи на вас. Так вот, когда люди будут смотреть «Многоэтажку», я очень надеюсь, что многие узнают себя в этих персонажах, немного подумают и чуть-чуть изменятся.

Важной в «Многоэтажке» оказывается и семейная тема. Насколько, как вам кажется, ее нужно сейчас продвигать в российском кино?

Нужно, конечно, но я предлагаю продвигать здоровую семейную тему. В «Многоэтажке» один человек в какой-то момент прекратил пить, но это не спасло его семью. Давайте попробуем хотя бы прекратить выпивать. Я тоже не ангел, и в моей жизни много подобных примеров. Мне не составило труда сыграть такого персонажа, потому что я тоже зашивался, заканчивал пить ради семьи, и, слава богу, что я это сделал. Семейное кино, безусловно, нужно, и доброе семейное кино нужно, не только про разведенных родителей, а, наоборот, про создание семьи, радость этому сопутствующую. И у меня было такое кино – например, «Уроки выживания», где парень категорически не хочет семью, но в итоге берет в жены женщину с ребенком. Фильмы бывают разные, и в той же «Многоэтажке» показаны разные семьи. И это здорово! Я когда с Наташей Швец играл, то представлял, будто мы с женой у лифта разговариваем. Так что мы здесь ничего не напридумывали, что очень ценно. Ты же тащишь в проекты и свои душевные переживания, свой багаж, а не автоматически говоришь текст. И главная ценность этой картины – Татьяна Анатольевна Догилева, которая уже работала с Антоном Масловым, она почувствовала здесь возможность вложить душу, а не просто на холодном носу пообщаться и поискать девочку на 22 этажах под динамичную музыку.

У вас самого сейчас растут дети. Вы ощущаете большую ответственность или страх перед их подростковым периодом?

Мы не читаем особо никаких книг по этому поводу и считаем, что надо прислушиваться к себе. Инстинкты позволяют воспитать ребенка в правильном ключе, какие бы внешние факторы и социум на тебя не влияли. Есть замечательный фильм «Жизнь прекрасна». Вот с детьми надо играть в игры. Безусловно, страшно. Очень страшно. Но надо рассказывать и показывать, что игра будет становиться все жестче и правила будут становиться все жестче. О том, что нельзя общаться с чужими людьми на улице, они слышат каждый день и по два раза в день. Хотелось бы, чтобы они не слышали об этом и никогда бы с этим не столкнулись.

В российском кино продолжают искать героя нашего времени. Вот вы могли бы назвать своего Калашникова таким героем?

Я бы сказал, что это один из «Дон Кихотов» нашего времени. Их много, но если опять же брать процент от общего населения на планете, он мизерный. Это ребята – пожарные, которые в Нью-Йорке погибли в двух небоскребах, это ребята, которые погибают каждый день практически непонятно за что, спасая жизни. И часто это поджоги, какие-то разборки с экономическими мотивами. Я общался с пожарными, и мы эту тему затрагивали. Они говорят, что с появлением современных систем тушения и предупреждения пожаров случаев стало меньше, но в основном это либо намеренные поджоги, либо совсем случайность. И тут можно рассматривать варианты отношений людей к чему-либо и к кому-либо. И это тоже есть в фильме. Стоит поджечь из-за спасения одного человека целый подъезд или не стоит? В общем, как я и говорил, это Достоевский с его вопросами человека к самому себе и окружающим.

«Многоэтажка» на видеосервисе START с 3 марта.