В российском и мировом прокате — один из самых долгожданных фильмов – «Матрица: Воскрешение» Ланы Вачовски, сделанная, в отличие от оригинала без режиссерского участия сиблинга Лили, но с Киану Ривзом и Кэрри-Энн Мосс в главных ролях. В новой «Матрице» появились и новые герои, один из них — девушка с короткими синими волосами по имени Багс, посвятившая себя поиску Нео. Ее сыграла молодая английская актриса сингапурского происхождения Джессика Хэнвик. В этом интервью Джессика рассказала нам, как она попала на проект, что ее поразило в работе с Ланой Вачовски и Киану Ривзом.

Джессика Хэнвик: «Киану Ривз - застенчивый тихий парень с очень нежной душой»

Что для вас значило присоединиться к миру «Матрицы»?

Забавно, но я не думала об этом. Не могу сказать, произошло ли это осознанно и можно ли это назвать философским выбором на пути к счастью, но просто… это круто. Я всегда считала себя деятельной актрисой, и здорово, что так получилось. Я всегда очень волнуюсь и, наверное, жду важного момента. Возможно, премьеры или чего-то подобного. Но сейчас я почти не думаю об этом.

Как вы пришли к проекту, или как он к вам пришел?

Я получила электронное письмо, думаю, это было за неделю до моего дня рождения, и я была в путешествии, в походе. Я была в очень-очень долгом походе целый месяц, поэтому не проверяла электронную почту и включила только один раз телефон, чтобы сказать всем, что я жива. Тогда я увидела это письмо и отклонила его, потому что не могла в ответ сделать запись, как меня просили. Я находилась в глуши, в Испанской пустыне, и там просто не было Wi-Fi. Ну, я подумала, извините, не знаю, получите ли вы это письмо, но я должна отклонить его. Когда мой поход закончился, я вернулась домой в сентябре и подумала, что предложение больше не действительно. Но позже пришло еще одно письмо от моего агента, в котором говорилось, что они до сих пор никого не нашли, и Лана [Вачовски] все еще хочет, чтобы я прислала самопробы. Так что я отправила запись и больше особо не задумывалась об этом. Вы знаете, когда работаешь уже несколько лет, то привыкаешь просто делать это, а затем терять всякую надежду. В противном случае, если все время ждать ответ, можно просто серьезно себе навредить себе.

Так что я благополучно забыла о проекте, а через неделю или две они спросили: «Вы можете прилететь в Лос-Анджелес, чтобы сделать парные пробы с актерами, которые могли бы играть Морфеуса?» Яхья [Aбдул-Матин] был одним из них. Я полетела, попробовалась с ним. Прошло два дня, я стояла ждала такси, Uber, и мне позвонили с неизвестного номера. Я беру трубку и просто говорю: «Да, я стою на углу возле 7-Eleven». А это была Лана Вачовски, и она сказала: «Привет? Это Лана Вачовски». И я сказала: «О! Привет». А потом она спрашивает: «Так ты хочешь сниматься в моем фильме?» Вот такая моя история.

Лана не забрала вас на такси?

Нет, я в конце концов нашла свой Uber.

Раз уж вы упомянули Лану, не могли бы вы немного рассказать о работе с ней?

Я думаю, она живет и дышит «Матрицей». Это невероятно. Она так и живет в этом мире с тех пор… Представляете, первый фильм вышел в 1999 году, хотя Вачовски придумали эту идею еще за 10 лет до этого, так что это продолжается очень долго. Она знает мир лучше, чем кто-либо. И она очень точна и дотошна. Я помню, мы делали кинопробы с костюмами и прическами, и когда я входила, она говорила: «Нет, вернись. Вернись. Нет, не то. Темнее. Ступай, нужно сделать светлее. Теперь короче». И она зарубила очень много вариантов и меняла меня, пока не получилось то, что ее устраивало до мельчайших деталей. Она очень дотошна.

Читать также:  «Наступит ренессанс кинопроката»: Бен Уишоу и Ана де Армас о новой части бондианы — «Не время умирать»

Джессика Хэнвик: «Киану Ривз - застенчивый тихий парень с очень нежной душой»

У вашего персонажа очень специфическое отношение к Томасу Андерсону / Нео. Вы можете немного рассказать об этом?

В общих чертах я бы описала Багс как человека, искреннего верующего в Нео и легенду о Матрице. Матрица — это то, о чем Багс твердо знает, и хотя в мире фейковых новостей люди спрашивают: «Неужели это правда, что такой человек существовал и совершал все эти поступки?», но она уверена, что Нео жив, и посвящает себя его поиску.

А как работалось с Киану?

Потрясающе. Он такой милый. Застенчивый, тихий парень с очень нежной душой. Работа с ним — это в значительной степени то, что вы и ожидаете: у него такая безупречная репутация прекрасного парня, и это действительно так. У нас случались такие интересные глубокие разговоры. Однажды мы сидели рядом на съемочной площадке, и он спросил: «Как ты думаешь, что находится на дне океана?» И мы постоянно говорили об истории, искусстве и политике. Он очень, очень умен.

В «Матрице» множество невероятных сюжетных элементов, но все-таки это боевик. Что вы делали, чтобы подготовиться к напряженным боевым сценам?

Честно говоря, мне нужно было вернуться в форму. Я была абсолютно не в форме. Это ужасно раздражает, потому что в прошлом я занималась спортом сразу по нескольким направлениям. И сначала на тренировках было очень болезненно. Я всегда думаю: «О, как бы мне хотелось оставаться в форме. Пожалуй, надо оставаться в форме, когда закончится этот фильм или сериал». А когда все заканчивается, то приходят другие мысли: «Я никогда не вернусь в спортзал» (смеется). Когда мы заканчивали «Матрицу», я решила, что следующей работой, которую я возьму, будет «Аббатство Даунтон-5». Я думала: «Хочу просидеть в кресле весь фильм, полируя столовое серебро. Я не хочу бегать. Я даже ходить не хочу. Хочу только сидеть в каждой сцене» (смеется). Так что самым большим препятствием было просто вернуться в форму.

Что бы вы хотели, чтобы зрители испытали, когда они усядутся в темноте и посмотрят этот фильм?

Я хочу, чтобы они испытали такой же приступ ностальгии, как и я. Странно, но это настоящее путешествие по дороге воспоминаний. Каждый раз, когда Киану и Кэрри-Энн вместе появляются на экране, это просто… Ты просто говоришь: «Боже мой». Я надеюсь, что фанатам понравится это чувство ностальгии, но я также надеюсь, что они найдут что-то новое. Я надеюсь, что они найдут, в чем покопаться. Новый фильм такой же сложный, как и самый первый. И он непременно потребует от вас готовности открыть свой разум.

Я знаю, что бы сделала Багс, но для тебя, Джессика: Синяя или Красная таблетка?

Я думаю, правда всегда важнее. Я хочу знать. Я была бы удивлена и очарована, узнав, что мы все это время находились внутри Матрицы. Но вот в чем дело: ты никогда не узнаешь правды. Ответ всегда только — «может быть».

«Матрица: Воскрешение» в кино с 16 декабря.