Рецензии

До свиданья, папа: рецензия на фильм «Шан-Чи и легенда Десяти колец»

Симу Лю в роли Шан-Чи на кадре из фильма «Шан-Чи и легенда десяти колец»

До свиданья, папа: рецензия на фильм «Шан-Чи и легенда Десяти колец»

Симу Лю в роли Шан-Чи на кадре из фильма «Шан-Чи и легенда десяти колец»

Что из описания может показаться фантасмагорической инди-трагикомедией имени «Сандэнса», то на деле является лекальным продуктом с фирменным драйвом, юмором и прочей выставкой понятных человеческих материй. Шан-Чи бежал из Китая как можно дальше от невыносимого детства и повсеместной бессердечности отца Венву, который с самого раннего возраста превращал мальчика в машину для мести.

Причиной для нечеловеческих условий стало убийство матери Шан-Чи членами местной банды. Венву винит сына за бездействие, хотя никакого права на это, естественно, не имеет. Несмотря на всю эмоциональную тяжесть своих предков (Венву прожил не одно тысячелетие и в каждом из них был предельно жесток), Шан-Чи травму перенёс стойко и быть похожим на родственника отказался: живёт в Штатах, намеренно выбирает скромную работу, любит караоке, чаще всего отрывается с лучшей подругой Кэти (главная комедийная звезда фильма Аквафина) под Hotel California и только по крайней необходимости дерётся круче всех мастеров, вместе взятых. В боевых обстоятельствах мы находим героя уже минуте на 15-й — наёмники отца решили силой взять у Шан-Чи волшебный амулет, защищающий от любой опасности, и сразу же поплатились. Чтобы выяснить предпосылки такого резкого визита, Шан-Чи вместе с Кэти летит на родину.

Симу Лю в роли Шан-Чи на кадре из фильма «Шан-Чи и легенда десяти колец»

До свиданья, папа: рецензия на фильм «Шан-Чи и легенда Десяти колец»

Симу Лю в роли Шан-Чи на кадре из фильма «Шан-Чи и легенда десяти колец»

Режиссёр фильма Дестин Дэниэл Креттон снова заходит на территорию родительского контроля и тех насильственных обстоятельств, которые они выбирают своим детям, что наиболее наглядно продемонстрировано в «Стеклянном замке» с Бри Ларсон и Вуди Харрельсоном. В отличие от «Замка», в «Шан-Чи» если и успевают резонёрствовать, то безболезненно и без кринж-эстетики — да, c архетипами и тропами, с цитатами «я больше тебя никогда не отпущу», красочным экшеном, фольклором и прибаутками. В представлении каждому знакомой сепарации от родителей прыгают всё же выше или глубже предшественников, по-настоящему обретая себя.

Симу Лю в роли Шан-Чи на кадре из фильма «Шан-Чи и легенда десяти колец»

До свиданья, папа: рецензия на фильм «Шан-Чи и легенда Десяти колец»

Симу Лю в роли Шан-Чи на кадре из фильма «Шан-Чи и легенда десяти колец»

Срабатывает фильм и визуально: неоновые поединки за окнами небоскрёбов поочерёдно отсылают к «Скайфоллу», «Крадущемуся тигру» (из него перекочевала всегда выигрывающая Мишель Йео), «Джону Уику» и «Великому мастеру» Вонга Кар-вая. От последнего внезапно пожаловал главный гонконгский актёр современности Тони Люн, выдающий здесь один из наиболее серьёзных драматических образов в Marvel. Человек, обладавший безграничной властью, после личной трагедии стал заложником иллюзий, отказался принимать смерть супруги, торгуясь то с сыном, то с самим собой, уничтожая города, деревни, ни в чём не повинных людей. Без проработки у психотерапевта из такого дна не выходят, утопая навсегда и морально высасывая всю радость из близких. «Это твоя вина», — закономерно говорит Венву Шан-Чи, не предполагая отказа и своенравия.

Тони Люн в роли Венву на кадре из фильма «Шан-Чи и легенда десяти колец»

До свиданья, папа: рецензия на фильм «Шан-Чи и легенда Десяти колец»

Тони Люн в роли Венву на кадре из фильма «Шан-Чи и легенда десяти колец»

Однако Marvel всегда удавалось выдерживать градус между подсмотренной реальной жизнью и эскапизмом (в процентном соотношении 30 на 70), и «Шан-Чи» едва ли станет исключением, предлагая в качестве плацебо хореографические бои, паноптикум невиданных ранее магических cute-существ и одного очень известного вернувшегося актёра-шекспиромана. Симу Лю и Аквафина сходятся в органичном товарищеском дуэте, будучи всегда готовыми поддержать друг друга, утаивая секреты, а позже раскаиваясь в ложной годами выстроенной идентичности. Здесь простирается огромное пространство для становления героя, по которому кочуют заимствования у того же «Доктора Стрэнджа» — сосредоточенности, растерянности, «клинической смерти» и следующего за ней перерождения (бонусом камео Бенедикта Вонга).

«Шан-Чи» впервые представляет зрителю Marvel главного героя азиатского происхождения. Репрезентация снова на виду, что является исторической победой, ориентированной на продолжение, а не красотой «интересного эксперимента», как выразился про ленту глава Disney Боб Чапек. В своём неожиданно ироничном твиттер-аккаунте Симу Лю отвечает Чапеку: «Мы не эксперимент. Мы недооценённые неудачники… готовые совершить историю». И в этом скромном бунте, будь то герой из Китая или Скарлетт Йоханссон с судебным иском, к патронирующей фигуре не осталось никакого почтения, как и к абьюзивным отцам с манией величия и перфекционизмом. В «Шан-Чи» дети просят отцов поддержать их и не игнорировать проблемы. Получается откровенно не всегда, но в этой уязвимости фильм и находит безотказную силу, как сверхъестественную, так и вполне человеческую.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»