В онлайн-кинотеатре KION начался эксклюзивный показ документального сериала «Дедлайн», бросающего вызов современным стереотипам, а именно — идее «старости». Создатели проекта сняли портреты нескольких человек старше 65 лет, которые оставляют за собой право мечтать, любить и иметь карьерные амбиции. Они доказывают, что надо радоваться каждому дню своей жизни. Семь героев, выбранных в агентстве для моделей в преклонном возрасте, рассказывают свои нетривиальные истории и делятся оригинальными способами проживать жизнь и бороться с трудностями. О том, как и для кого создавался проект, мы поговорили с автором идеи, креативным продюсером и режиссером сериала Евгением Григорьевым, широко известным в первую очередь благодаря своей документальной кинокартине «ПроРок» и недавнему игровому дебюту «Подельники».

Евгений Григорьев: «Одно из противоядий страху смерти и страху возраста – это осмысленная жизнь»

Изначально, насколько я знаю, ты планировал делать полнометражный фильм о третьем возрасте и подавал проект в Министерство культуры. Почему формат изменился на сериальный?

Идея сериала появилась шесть лет назад. Сперва мы думали о формате полнометражной документальной картины. Просто она меня на момент окончания производства не устраивала. Сначала проект победил в конкурсе Минкульта. Мы начали работать, а потом, как ты помнишь, случился ковид. А всем нашим героям, которых мы собирались снимать, за 60. И стало понятно, что мы по медицинским, этическим и другим резонам не могли к ним приближаться. Я развернул дистанционную деятельность, и мы сняли довольно много материала по скайпу, зуму. Но ковидные ограничения не позволили снять то, что было нужно. К тому же стало очевидно, с учетом и тех набранных до пандемии кадров, что те 33 героя, которые пришли к нам на кинопробы, не влезают в полнометражную картину. Тогда мы встретились с Ангелиной Ашман, посмотрели уже отснятый материал (это примерно 25-30% того, что сейчас есть в сериале) и решили, что нужно делать горизонтально-вертикальный сериал, где каждая серия будет посвящена одному герою, а все остальные станут второстепенными персонажами. Так и получилось.

Как думаешь, кому был бы интересен этот проект? Насколько он способен вызвать интерес у молодых людей?

У нас в кадре люди, которым за 60. Но основная целевая группа – это дети и внуки этих героев. Наша аудитория — молодые люди или те, кто в первый раз задумался о том, что 25 уже не будет, и задался вопросом, как мне надо жить в 30 и 40, чтобы жизнь после 60-ти, если она будет, была бы качественной. А технологии и медицина, очевидно, подарили нам еще 20 лет жизни, которые еще 100 лет назад не были возможны. Как их прожить? Я, например, не имею опыта старения мужчины рядом со мной. У Маруси (автор идеи и исполнительный продюсер проекта Маруся Саяпина – прим.ред.) – похожая ситуация. У нас обоих есть в этом проекте личный интерес. Мне хотелось понять, что происходит с человеком в старости, как можно жить осмысленно, полно, ярко, когда организм уже не тот, что в 25 или в 30, или даже в 40? Когда многое уже в жизни было и пенсионное удостоверение получено, как оставаться включенным в жизнь. Она ведь все равно удивительна и дает нам какие-то невероятные удовольствия, эмоции. Поэтому мы делали этот сериал ровно для того, чтобы посмотреть эмоциональный рисунок этой жизни. И выбирали мы героев не потому, что они модели, а потому что у каждого из них есть свое приключение, свой нерешенный вопрос, своя мечта. И они сочиняют эти мечты. Один из них, Виктор Сосновцев, на девятом десятке создал свой видеоарт. Меня это восхищает. Я не берусь как искусствовед судить о художественном качестве его работ, но я вижу, как в невыносимых условиях его спасает искусство. Это может с нами случиться и в 80, и в 30 и в 45.

Если сперва было 33 героя, а в сериале осталось семь, наверное, сложно оказалось отобрать их. Видимо, это были самые яркие люди, но каково тебе было оставлять за кадром остальных?

Конечно, почти всех оставшихся мне жаль. А отбирали мы очень сложно. У нас в полнометражной версии будет сцена, когда с Марусей и Игорем Гаваром (создатель модельного агентства Oldushka – прим. ред.) сидим, пытаемся выбрать и понимаем, что у нас нет «трафарета героя». Они все прекрасны, но снимать мы можем только семь. Потом у нас один из героев среди съемок оставил этот мир. Потому что они все в том возрасте, когда люди умирают. И пришлось искать замену. В итоге мы стали снимать самого Гавара, и одна из серий посвящена ему. И он своим мировоззрением открывает нам совершенно другую эпическую красоту третьего возраста. Объясняет смыслы не словами, а интонациями… и делами. Честно тебе скажу, мы так давно начинали, что многих деталей я уже и не помню. Шесть лет назад мы задумали этот проект, и вот, наконец, это случилось.

Евгений Григорьев: «Одно из противоядий страху смерти и страху возраста – это осмысленная жизнь»

Тем не менее эта история всегда с тобой, хотя у тебя в работе уже другие проекты, она тебя не оставляет.

Да, я даже придумал еще одну дополнительную линию, точнее у меня есть несколько вариантов, каким образом сделать сквозную линию с нашими героями и снять ее. Ты знаешь, я очень люблю такие сложные структуры, и, если получится, будет круто. Но я уже два раза откладывал съемки, потому что понял — что-то еще не додумано. Сергей Дворцевой говорит: «Снимай, когда не можешь не снимать». Вот я еще могу не снимать. Думаю, что по весне я это сниму. Осенью уже не успеваю. Сперва несколько раз посмотрю сериал, отберу сцены, достану материалы, которые не вошли. И сделаю что-то, может не разительно, но отличающееся. Потому что сериал живет по другим законам, нежели полнометражное кино.

Это твой первый документальный сериал?

«Прямой» док первый, хотя у меня был до этого телевизионный док «И ты, Брут?! Всемирная история предательств», но он постановочный, там все на себе тащил артист Игорь Петренко.

Зачем смотреть «Дедлайн» от начала до конца? В принципе, по первым двум сериям понятно все, что вы хотели сказать. О том, что надо быть позитивным, когда тебе за 60, не опускать рук, о том, что возраст – это внутреннее ощущение. Зачем зрителю остальные серии?

Нет, там с каждым героем сопряжена своя, та или иная проблема, жизненная сложность. Например, одна из серий посвящена человеку, который выбрал быть один. Серия называется «Тинэйджер». Он выбрал всегда быть молодым. Третий эпизод про секс после 70-ти. Есть серия «Биохакер», где женщина, довольно состоятельная и одинокая, борется с деменцией. И это вовсе не так лучезарно. Серию про Гавара нужно посмотреть, потому что он очень противоречивый человек, у которого не все получается, но он делает. И то, как он вглядывается в красоту уходящих людей, – это такой навык, который я, надеюсь, у него перенял. Первые две серии – только погружение в некий контекст, но в них нет смыслов, которые заложены во всех остальных. А кроме идей в сериале есть нежность, которой нам сейчас не хватает. Очень внимательный взгляд на человека. Как креативный продюсер я к этому стремился.

Читать также:  Патрис Леконт: «Многие сцены с участием Депардье мы сняли с первого дубля»

Евгений Григорьев: «Одно из противоядий страху смерти и страху возраста – это осмысленная жизнь»

Хорошо, что там присутствуют конфликты, а не просто мотивационные, побудительные сигналы о том, какими нужно быть.

Конечно, ведь не могут все люди третьего возраста стать фотомоделями и киноартистами. У нас есть подход, угол зрения на собственную жизнь, и герои предлагают свои, самые разные. И посмотрев на шесть углов, можно придумать себе седьмой, восьмой и двадцать восьмой. Это всего лишь демонстрация того, что мы все творцы собственной жизни, и решение, как жить – внутри нас, а не в стечении обстоятельств каких-то.

Ваш проект направлен на разрушение стереотипов о возрасте, против термина «возраст дожития». А нужно ли менять отношение к возрасту? Не является ли это покушением на традиционные устои, ведь у нас довольно иерархичная страна, и почтительное отношение к возрасту – одна из наших скреп. У нас очень прочные модели поведения, подразумевающие существование бабушек, воспитывающих своих внуков. Не думаешь ли ты, что подрываешь уважение к возрасту и иерархии?

Разрушение стереотипов и неуважение – это не синонимы. Совершенно очевидно, что мир изменился и что бабушки и дедушки, которые хорошо себя чувствуют в 70 лет, – это вполне активные члены общества. Мы говорим: «Уважайте стариков не так, как вам хочется, а так как нужно им». Нам всем известно, что мы хотим от бабушек и дедушек, но нас как будто совершенно не волнует, что они хотят. Бабушки и дедушки не только должны воспитывать внуков, они еще имеют право танцевать танго, ходить в стендап-школу, делать выставки диджитал-арта. И, когда они могут, они помогают нам воспитывать наших детей. Но они же не рабы наши.

Ты же понимаешь, что в нашей стране полно семей, в которых родитель 1 – мама, а родитель 2 – бабушка, и если бабушки перестанут исполнять эту роль, всем станет очень тяжело.

Да будет только лучше, потому что бабушка и дедушка, которые здоровы и у которых есть масса интересов, могут делить их с внуками, а не сидеть с ними просто рядом и разглядывать что-то в планшете. Здоровый прекрасный дед может взять своего прекрасного внука и пойти с ним на лыжах. Нельзя идти против природы. В нас заложено быть со своими внуками. Да, те бабушки и дедушки, которые воспитывали нас – совсем другие. Моя бабушка занималась только мной. А моя мама говорит мне: «Евгений, я бы очень хотела поехать со своим внуком в Кострому, показать ему, там есть вещи, которые он должен увидеть». Это качественно проведенное время моего сына и моей матери. И когда люди старшего возраста в ресурсе, в интересе к жизни, в упоении ею, они этим заражают детей. Моя мама не обязана сидеть с моим сыном Прохором, пока мы решаем свои личные родительские проблемы. Мы должны учитывать ее интересы. Наш сериал рассказывает о том, что у наших родителей есть интересы помимо внуков. И факт существования этих интересов говорит нашим детям о том, что жить нужно долго. Поэтому я думаю, что это очень полезный во всех смыслах сериал. Компания «Первое кино» всегда занимается пользой. За бесполезное мы не беремся.

Евгений Григорьев: «Одно из противоядий страху смерти и страху возраста – это осмысленная жизнь»

Какие еще у вас в планах полезные проекты?

Сейчас мы будем делать проект «Белые вороны», я там креативный продюсер. Это про блогеров, у которых случилась беда, у них нет какой-то части тела, и они свои увечья превратили в возможности. А когда отрубили «Мету» (корпорация Mеtа признана в России экстрeмистскoй организацией – прим. ред.), им пришлось второй раз зарождаться. Там будет такая же схема – четыре серии плюс полный метр. Артем Граник его делает как режиссер-постановщик.

Еще недавно на большой экран вышел твой альманах «Руками». Его тоже можно отнести к категории мотивирующее, полезное, человеколюбивое, жизнеутверждающее кино.

Да. И «ПроРок» такой же. Все говорят, что кино грустное, а в конце жить хочется. Ну, потому что вся наша жизнь состоит из тягот и лишений, из ужасов каких-то. А сейчас их еще больше. Но мы же должны как художники делать свою работу, делать жизнь в невыносимом мире возможной. Хоть как-то.

Ты считаешь, что жизнь побеждает смерть?

Всегда побеждает смерть. Конечно. Жизнь всегда побеждает смерть.

Есть еще страх смерти и страх возраста, он ведь очень сильно влияет на нас.

Конечно. И поэтому одно из противоядий страху смерти и страху возраста – это осмысленная жизнь. Когда ты прожил бессмысленно и умираешь – это страшно. Когда ты никому не нужен. Почему у нас этот термин существует – «возраст дожития», он означает, что ты на помойке. Ты не активный член общества. Вот тебе платят пенсию, а ты сиди и молчи. Сходи в магазин, купи себе минимальный продуктовый набор. Никто не интересуется тобой. Сейчас все меняется. Как бы не относились к «Московскому долголетию» (проект мэра Москвы для активных москвичей старшего поколения – прим.ред), я посмотрел на это изнутри и увидел бравых людей третьего возраста. Они там встречаются, общаются, обсуждают не только таблетки, а вообще другое. Они начинают жить сложной жизнью, перечитывать книги, вместе ходить в кино, то есть – жить.

Евгений Григорьев: «Одно из противоядий страху смерти и страху возраста – это осмысленная жизнь»

У тебя всегда много творческих задач. Расскажи коротко, какие из них приоритетные, чем ты сейчас занят?

У меня сейчас только одна задача – это снять первую полнометражную игровую картину Свердловской киностудии. Это фильм «Сломя голову», завтра у меня 12-я смена, Паша Деревянко пришел только что «на костюм» и побрился.

Это твой второй полный метр и первый – на обновленной Свердловской киностудии.

Да. Я сдал последние серии «Дедлайн» и ушел отовсюду, потому что не вывожу. Август был довольно тяжелым. Мы делали в Екатеринбурге Первый международный фестиваль дебютов Евразийского континента. Я думаю, не стоит объяснять, чего это стоило фестивальной команде. Я был там на вторых ролях, и то чуть не повредился головой. Виктор Шадрин — директор киностудии, и Ольга Муравьева-Ерофеева, и вся команда, которая, в общем, создала это невероятное индустриальное событие, приходит в себя до сих пор. А с 1 сентября я написал заявление об отпуске без содержания. И не занимаюсь ничем, кроме кинокартины «Сломя голову».

Когда планируете выпускать?

Не знаю пока. Съемки должны быть закончены 1 ноября, монтажно-тонировочный период меньше трех месяцев не бывает, плюс у меня приличное количество графики. Думаю, будущий год. Параллельно я продумываю документальный фильм с группой «Звери». Рома Зверь у меня снялся в эпизоде и будет писать музыку для «Сломя голову», мы будем снимать, как он пишет новые хиты и думает, как жить после успеха. Я бы мог еще что-то рассказать, но мне нужно идти к Деревянко.

Сериал «Дедлайн» смотрите в онлайн-кинотеатре KION