«Кинотавр-2021». Какие фильмы надо и не надо смотреть в прокате

Кадр из фильма «Мама, я дома»

В программе фестиваля российского кино «Кинотавр» в этом году больше 15 фильмов — и не все из них окажутся в прокате. Time Out выбрал картины, которые наверняка доберутся до массового зрителя, и рассказывает, стоит ли их смотреть.

«День мертвых», реж. Виктор Рыжаков

«Кинотавр-2021». Какие фильмы надо и не надо смотреть в прокате

Мать (Агриппина Стеклова) и сын (Александр Паль) едут в Троицкую субботу по кладбищам, чтобы привести в порядок могилки усопших родственников, и по дороге выясняют отношения. Зритель узнает, что в семье были алкоголики и стукачи, но только мертвому сыну-гею мать никак не может положить цветы на могилу.

Рыжаков — главный режиссер театра «Современник» и новичок в кино. Видимо, поэтому и сценарий был написан на основе театральной пьесы «Родительский день» Алексея Еньшина, а сам фильм изобилует не только беседами героев друг с другом, но и монологами, которые обращены в небо или к кладбищенским крестам. Временами все это выглядит почти нарочито, но лишь почти: спасает талант Стекловой и Паля.

В результате получается трогательное, человечное и понятное любому на просторах нашей родины роуд-муви о родне, которую иногда почти невозможно стерпеть, но другой никто нам не даст.

«Нуучча», реж. Владимир Мункуев

«Кинотавр-2021». Какие фильмы надо и не надо смотреть в прокате

Конец XIX века. Хабджий (Павел Колесов) со своей женой Керемес (Ирина Михайлова) живут на отшибе в плохом доме, который отвел им якутский Князь. Они похоронили уже второго ребенка, в окрестностях нет ни рыбы, ни зверя. Вместо помощи Князь направляет к Хабджию ссыльного русского (Сергей Гилев) и обещает дать на его прокорм пуд муки.

На съемках картины Сергей Гилев натурально страдал — его учили играть, а якуты в кадре живут. То, что в конце концов актер смог идеально встроиться в картину, говорит о его несомненном таланте.

«Нуучча», как и все якутское кино, очень органично. Это живое чудо кинематографа — оно завораживает и буквально останавливает время до тех пор, пока в зале не зажжется свет. Однако повторению этот феномен, видимо, не подлежит: чтобы раз за разом снимать настолько удачные фильмы, надо как минимум ничего не бояться.

«Кинотавр-2021». Какие фильмы надо и не надо смотреть в прокате

Мункуев — человек совершенно бесстрашный. За «Нууччу» его с большой вероятностью проклянут и земляки, и патриоты Великой Руси. Сценарий картины написан на основе рассказа Вацлава Серошевского «Хайлак» — того самого, по которому Балабанов снял своего «Кочегара». Ссыльный поляк Серошевский оставил подробный этнографический труд о якутах, в котором мало смягчал средневековые нравы общин.

Мункуев тоже не склонен резать углы. Если народ утратил великодушие и веру, если способен только лебезить перед сильным и вымещать злобу на слабом — у него не будет ни еды, ни детей, ни земли, ни дома.

«Мама, я дома», реж. Владимир Битоков

«Кинотавр-2021». Какие фильмы надо и не надо смотреть в прокате

Тоня (Ксения Раппопорт) работает водительницей автобуса в Нальчике, гнобит нелюбимую дочь и ждет домой сына, уехавшего куда-то на заработки. Однако вместо сына приходит похоронка, причем даже неофициальная: сын нанялся в частную военную компанию и погиб в Сирии. Тоня не верит в это. Вне себя от ярости и горя, она ломится во все инстанции с требованием увезти ее на могилу. В конце концов в доме Тони появляется неизвестный парень (Юра Борисов): «Привет, мама, я дома».

Читать также:  20 лет «Философскому камню». Как «Гарри Поттер» изменил жизни миллениалов

Замечательный дебют Битокова «Глубокие реки» стал открытием «Кинотавра-2018». Спустя три года он вернулся на фестиваль с картиной, непохожей на брутальный артхаус. «Мама, я дома» — стопроцентное зрительское кино, человеческая история в социальном контексте. В Америке фильмы такого качества и проблематики получают «Оскар» или как минимум номинацию на него.

Мастерство Борисова и Раппопорт, которая играет лучшую свою роль в кино, прекрасная операторская работа Ксении Середы и тонкий, почти деликатный талант Битокова дают на выходе одну из лучших российских картин этого года. Мы намеренно не раскрываем подробностей сценария — это лучше один раз увидеть.

«Медея», реж. Владимир Зельдович

«Кинотавр-2021». Какие фильмы надо и не надо смотреть в прокате

Девушка (Тинатин Далакишвили) училась на химика, но в итоге встретила богатого и женатого Лешу (Евгений Цыганов) и стала его любовницей. Она родила ему двух детей и годами терпела его жизнь на два дома, потому что сильно любила. В конце концов ее мечта сбылась: Леша бросил жену и готов уехать с ней в Израиль навсегда. Казалось бы, что может пойти не так?

Владимир Зельдович снимает кино строго раз в десять лет и очень вдумчиво подходит к процессу. Возможно, с «Медеей» ему стоило бы поторопиться или, по крайней мере, иногда выныривать из творческого процесса в реальный мир.

В 2021 году привозить на фестиваль почти трехчасовое полотно о загадочной женской сути, разрушающей все на своем пути, — попросту неприлично. Никакой тайны тут нет: героиня без имени представляет собой классический пример действия женской гендерной социализации, в которой любовь является единственной ценностью, а семья — единственной самореализацией. Как результат — чудовищный уровень копящегося внутри гнева, который рано или поздно выплескивается наружу.

Однако Зельдовичу это неведомо. С самым серьезным лицом, при помощи обнаженного тела прекрасной актрисы Тинатин Далакишвили и под музыку, специально записанную с Теодором Курентзисом, режиссер рассказывает про мистическую первородную тьму внутри женщины. Спасти это кино могли бы только телефоны психологической помощи на финальных титрах, но — увы — там только имена тех, кто дал деньги на съемку.

«На близком расстоянии», реж. Григорий Добрыгин

«Кинотавр-2021». Какие фильмы надо и не надо смотреть в прокате

Мигрант-курьер из Средней Азии (Нурбол Уулу Кайратбек) во время пандемии делает вид, что потерял сознание под дверью заказчицы. Инга (Ксения Раппопорт), известная актриса и блогерша, оставляет беднягу у себя. Выяснив, что он ничем не болен, женщина нанимает парня на работу — он должен изображать зараженного коронавирусом, которого она якобы выхаживает.

Вторая полнометражная картина Григория Добрыгина содержит те же мотивы, что и его дебют «Sheena667»: минимум персонажей, замкнутое пространство, интернет-общение, которое помогает отвлечься от проблем с общением реальным. Вполне естественный самоповтор в эпоху пандемии.

А вот что совершенно противоестественно, так это темп картины — из-за него кажется, будто полтора часа длятся вечность. Если бы не это почти невыносимое обстоятельство, у Добрыгина получился бы отличный фильм о том, что добрососедство в России мнимо и недолговечно, будто блогерская игра на публику.