Крутой детектив и Уильям Фолкнер: литературные отсылки в фильмах братьев Коэн

Кадр из фильма «Бартон Финк»

На стриминговом сервисе Apple TV+ вышла «Трагедия Макбета» — экранизация шекспировской пьесы, созданная Джоэлом Коэном без участия брата Итана. Эта лента — далеко не первая в фильмографии режиссеров, основанная на литературном источнике. Time Out рассказывает, откуда братья черпали вдохновение для создания своих картин.

Книги Дэшила Хэммета и Джеймса М. Кейна — родоначальников гангстерского или «крутого детектива»

Крутой детектив и Уильям Фолкнер: литературные отсылки в фильмах братьев Коэн

Крутой детектив и Уильям Фолкнер: литературные отсылки в фильмах братьев Коэн

Кадры из фильма «Просто кровь»

Коэны всегда любили «фильм нуар» и именно с него начали свой путь в большом кино. Дебютная работа братьев «Просто кровь» — неонуарный триллер. Он рассказывает о гнусном владельце бара, который нанимает частного детектива, чтобы тот убил неверную жену и ее любовника.

Название ленты отсылает к одному из ярчайших представителей крутого детектива — роману Дэшила Хэммета «Кровавая жатва». В нем писатель использует фразу blood simple — «просто, как кровь». Она обозначает психологическое состояние героя, который длительное время находился в атмосфере страха и насилия и совершил убийство.

Однако идея фильма к братьям пришла после знакомства с произведением коллеги Хэммета — криминальным романом Джеймса М. Кейна «Почтальон всегда звонит дважды».

Мотивы произведений Кейна можно усмотреть и черно-белой неонуаровой ленте «Человек, которого не было». Как и автор популярных книг, которые легли в основу нуарных детективов 40-х годов, главный герой — писатель, а его история — история человека, случайно оказавшегося не в то время не в том месте.

Крутой детектив и Уильям Фолкнер: литературные отсылки в фильмах братьев Коэн

У Хэммету братья возвращаются в своем третьем фильме — мрачном гангстерском «Перекрестке Миллера», за основу которого Джоэл и Итан взяли роман «Стеклянный ключ». Несмотря на то, что режиссеры упростили сюжет, снабдив его разного рода киноуловками, поклонникам писателя не составит большого труда разглядеть отсылки к первоисточнику.

«Глубокий сон» Реймонда Чендлера

Крутой детектив и Уильям Фолкнер: литературные отсылки в фильмах братьев Коэн

Крутой детектив и Уильям Фолкнер: литературные отсылки в фильмах братьев Коэн

Кадры из фильма «Большой Лебовски»

Сценарий «Большого Лебовски» составлялся под впечатлением от произведений Реймонда Чендлера, в особенности от «Глубокого сна». Братьям очень импонировал подход писателя к построению детективного сюжета, цель которого заключалась не в том, чтобы читатель узнал имя преступника, а чтобы каждая сцена и каждый персонаж имели значение сами по себе, даже если повествование вдруг оборвется. Такой подход позволял Коэнам вводить неограниченное количество героев, а заодно снабдить ленту комическими элементами, в том числе и за счет главного героя — Раздолбая Джеффри, который противопоставляется крутому детективу Филипу Марлоу.

Читать также:  Отчаянные домоседы. 10 увлекательных длинных сериалов для длинных выходных

В названии тоже можно увидеть отсылки к Чендлеру. «Глубокий сон» в оригинале звучит как The Big Sleep, а «Большой Лебовски» — The Big Lebowski.

Уильям Фолкнер

Крутой детектив и Уильям Фолкнер: литературные отсылки в фильмах братьев Коэн

Кадр из фильма «Бартон Финк»

Крутой детектив и Уильям Фолкнер: литературные отсылки в фильмах братьев Коэн

Кадр из фильма «Фарго»

Джоэл Коэн — большой поклонник творчества Фолкнера. Именно поэтому последнему повезло обрести посмертное существование в фильмах братьев.

По словам кинематографистов, американский прозаик, одно время работающий на Голливуд и злоупотребляющий выпивкой, стал прототипом образа героя «Бартона Финка» — спившегося писателя Уильяма Мэйхью в творческом кризисе.

Отсылки к Фолкнеру можно углядеть и в «Фарго». Образ шерифа Мардж Гандерсон, отправляющейся расследовать преступление на седьмом месяце беременности, в какой-то степени вдохновлен Линой Гроув из «Света в августе». А Вернон Уолдрип из ленты «О где же ты, брат?» будто бы вышел из фолкнеровского рассказа «Если я забуду тебя, Иерусалим».

«Старикам тут не место» Кормака Маккарти

Крутой детектив и Уильям Фолкнер: литературные отсылки в фильмах братьев Коэн

Крутой детектив и Уильям Фолкнер: литературные отсылки в фильмах братьев Коэн

Кадры из фильм «Старикам тут не место»

Начнем с того, что название роману дала первая строка стихотворения Уильяма Батлера Йейтса «Плавание Византий». Изначально «Старикам тут не место» были сценарием, но после того, как Маккарти уверили, что ничего путного с ним не выйдет, он переработал его в роман. Здесь нелюбовь автора к знакам препинания достигла своего апогея: Маккарти практически полностью отказался от запятых, кавычек и дефисов, используя прием «потока сознания» для описания душевных мытарств своего героя.

Лента «Старикам тут не место» стала одной из немногих, где братья старались находиться максимально близко к литературному первоисточнику, сумев с удивительной точностью передать его атмосферу и настроение.

«Одиссея» Гомера

Крутой детектив и Уильям Фолкнер: литературные отсылки в фильмах братьев Коэн

Крутой детектив и Уильям Фолкнер: литературные отсылки в фильмах братьев Коэн

Кадры из фильма «О, где же ты, брат?»

Взяв за основу древнегреческую поэму Гомера «Одиссея» — «очень американскую по духу историю», как говорил Джоэл Коэн — братья создали свой восьмой по счету фильм «О, где же ты, брат?», перенеся его действие в эпоху Великой депрессии. Только вот, как известно, братья — большие шутники, а потому никто из них «Одиссею» не читал.

Единственным, кто был знаком с поэмой Гомера на съемочной площадке, стал Тим Блейк Нельсон, сыгравший роль молчуна Дельмара.