«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

Фото: Амедиатека

Создатель сериала «Позолоченный век» Джулиан Феллоуз рассказывает Time Out, чем его привлекла эпоха, почему американская элита отличается от британской и как он работает над женскими персонажами.

На Амедиатеке стартовал сериал «Позолоченный век». Новое шоу от создателя «Аббатства Даунтон» Джулиана Феллоуза переносит нас в Нью-Йорк образца 1880-го. Здесь потомственные богачи то с ужасом, то с любопытством наблюдают за тем, как их мир меняют нувориши, порожденные индустриальным бумом.

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

Почему вообще вы решили отправиться именно в Позолоченный век?

Меня давно интриговала эта эпоха. Я много читал о важных людях той поры — например, о Джоне Пирпонте Моргане. Мне нравится, что они перепридумывали общество, создавали свой, американский, уклад, а не копировали европейские порядки, как это было до Гражданской войны. Эти люди хотели жить в своем мире с новыми правилами. На них надвигался новый век, и они были к нему готовы.

Это был период американского ренессанса. Социально нация стала увереннее. Читать об всем этом было безумно интересно, а писать — еще интереснее.

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

Похож ли нью-йоркский высший свет 1880-х на английский образца 1920-х?

У них разная энергетика. В Нью-Йорке ты мог стать частью высшего сословия, если был достаточно успешен. Конечно, разбогатеть было непросто, но ты мог постараться и добиться успеха. А в Англии ты мог быть успешным промышленником, но вряд ли тебя позвали бы танцевать с герцогиней.

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

Фото: Амедиатека

Если говорить о моих сериалах, то «Аббатство Даунтон» рассказывал о периоде упадка закрытого общества. Стать его частью было очень непросто: этого могло добиваться аж несколько поколений.

А американские богачи были слишком могущественными, чтобы «стоять в сторонке» — их приходилось считать своими. В Нью-Йорке тогда Кэролайн Астор* определяла, кто из приезжих достоин попасть в высшее общество, а кто — нет. Это было очень динамичное общество, чего нельзя было сказать о европейцах, у которых все решал не успех, а происхождение.

Фото: Амедиатека

«Больше всего в героях того времени меня привлекал их взгляд на жизнь. Они могли быть совершенно беспощадными в бизнесе, но бросали все дела ради того, чтобы научить дочь кататься на пони. У них были свои ценности, и они не боялись их отстаивать».

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

«Больше всего в героях того времени меня привлекал их взгляд на жизнь. Они могли быть совершенно беспощадными в бизнесе, но бросали все дела ради того, чтобы научить дочь кататься на пони. У них были свои ценности, и они не боялись их отстаивать».

Фото: Амедиатека

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

Если бы вы могли отправиться в Позолоченный век, с кем бы вы хотели пообщаться?

Насколько я понимаю, этот народ был весьма бойким. Не уверен, что они были очень красноречивы и вели изысканные беседы за обеденным столом. Это были скорее пираты, чем бароны. В общем, непростые люди, хотя люди всегда непросты.

Больше всего в героях того времени меня привлекал их взгляд на жизнь. Они могли быть совершенно беспощадными в бизнесе, но бросали все дела ради того, чтобы научить дочь кататься на пони. У них были свои ценности, и они не боялись их отстаивать.

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

Что вдохновляет вас во время работы?

Это сложный вопрос. Конечно, это в том числе и литература. Я большой поклонник прозы Эдит Уортон — она представляла старый мир, который как бы свергли короли Позолоченного века. Однако она относится к новой элите с большим милосердием и, на мой взгляд, пишет о них весьма справедливо. Пожалуй, «В доме веселья» — одна из моих любимых книг. Мне нравятся писатели, для которых нет злодеев, которые могут объяснить мотивацию любого героя.

Читать также:  Имя, ставшее нарицательным. Обзор сериала Чикатило

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

Фото: Амедиатека

Я больше всего люблю писать сцены споров. Во время их просмотра зритель разрывается между противоположными точками зрения, каждая из которых хорошо аргументирована. Очень надеюсь, что это можно сказать и про новый сериал. Однако это уже решать вам, мои зрители.

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

Работая над сериалом такого размаха, нужно многое продумывать наперед. Сколько сезонов «Позолоченного века» вы уже запланировали?

А я не люблю планировать! Я, как говорится, не считаю своих цыплят до осени. Конечно, мы с моим соавтором Соней Уорфилд некоторое время прикидывали разные варианты развития событий. Но я никогда не был излишне самонадеянным: жизнь не перестает меня удивлять. Надеюсь, наше шоу «приживется» и будет длиться долго. Персонажи у нас, на мой вкус, весьма харизматичные. А актеры и вовсе отличные. Но я не хочу ничего загадывать. Скажу одно. Если (или когда) я буду писать второй сезон, то точно не буду в тот момент думать о третьем. Все буду делать последовательно. Это касается всей моей жизни, а не только творчества.

Фото: Амедиатека

«В современных историях у героинь куда меньше препятствий — женщины могут заниматься всем, чем угодно. А вот раньше им было куда сложнее добиться того, чтобы их воспринимали всерьез в разных профессиональных областях».

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

«В современных историях у героинь куда меньше препятствий — женщины могут заниматься всем, чем угодно. А вот раньше им было куда сложнее добиться того, чтобы их воспринимали всерьез в разных профессиональных областях».

Фото: Амедиатека

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

Роль женщины в то время была, скажем так, более статична. Пытались ли вы привнести в истории своих героинь какие-либо современные мотивы?

Женщины в нашем сериале сильные и амбициозные, отражающие свое время. Конечно, в те времена они постоянно сталкивались с разного рода ограничениями, и многие профессии были им просто недоступны. При этом и образование было направлено на то, чтобы из них получились достойные жены. Многим женщинам этого было недостаточно, ведь, например, уже тогда они могли писать и издаваться.

У нас есть афроамериканка Пэгги Скотт, которая хочет стать писательницей. Работая над сценарием, я проверил: во второй половине XIX века уже действительно издавали темнокожих романисток. И заодно узнал, что тогда в Нью-Йорке существовала афроамериканская буржуазия.

С другой героиней, Мэриан Брук, все несколько сложнее. У нее нет каких-то конкретных желаний или талантов. Она просто хочет найти свое призвание.

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

Фото: Амедиатека

Вообще писать истории о прошлом интереснее, чем о настоящем. В современных историях у героинь куда меньше препятствий — женщины могут заниматься всем, чем угодно. А вот раньше им было куда сложнее добиться того, чтобы их воспринимали всерьез в разных профессиональных областях. А у тех, кто добивался успеха, часто не было времени на личную жизнь. Жениться на карьеристке было табу. Все это очень интересно изучать, работая над персонажами.

Конечно, и в наши дни женщины во многих уголках земли продолжают бороться за свои права. Всегда есть, к чему стремиться.

«Мои героини сильны и амбициозны»: интервью с создателем сериала «Позолоченный век»

И волки сыты, и астронавты целы. Интервью с автором хита Astronaut in the Ocean — рэпером Masked Wolf

В интервью Time Out Москва рэпер Masked Wolf рассказал об австралийской хип-хоп-сцене, необходимости артисту иметь «нормальную» работу и знакомстве с Егором Кридом.

Американская светская львица второй половины XIX века.