Рут Уилсон в роли Кейт на кадре из фильма «Правда обо мне»

Мой парень авторитарен: рецензия на фильм «Правда обо мне»

Рут Уилсон в роли Кейт на кадре из фильма «Правда обо мне»

У Кейт есть имя, а с ним и самостоятельность (по крайней мере, ей так кажется). Имени же нового загадочного спутника она не знает, записывая его в телефонной книге как Блондина. Тот с самого начала заявляет, что недавно вышел из тюрьмы, и тут же предлагает пообедать в перерыве. Кейт из-за одиночества соглашается, секс происходит прямо на парковке, обязательств никаких, и всё же героине отчаянно хочется зацепиться за нового человека и испытать мимолётное счастье. Она пока не знает, что последующие дни и недели станут изнуряющим и пыточным «днём сурка». Блондин будет появляться и исчезать, приглашать на скрытое от посторонних глаз озеро и в круизы, одалживать машину и не возвращать, постепенно подстраивать Кейт под свою модель поведения и образ мысли, эмоционально терроризировать и «газлайтить» (форма психологического насилия, при которой один человек манипулирует другим и намеренно искажает действительность, чтобы другой (чаще другая) засомневался (-лась) в собственной адекватности.

Постановщица «Правды» Гарри Вутлиф после дебютной мелодрамы «Только ты» с Джошем О’Коннором переходит к материалу более суровому и повсеместно в романтических отношениях распространённому. Фильм основан на романе Деборы Кей Дэйвис True Things To Know About Me и является высказыванием эффектным, но как будто заранее выжатым, не до конца настоянным и проработанным. От размытого прошлого главной героини до её неясных намерений и желаний, второсортной харизматичности Блондина, полутоксичных взаимоотношений с семьёй — ленте не хватает обоснованности, как будто та потеряна на полпути и скрыта под давящей операторской работой и нервным монтажом.

Том Берк в роли Блондина на кадре из фильма «Правда обо мне»

Мой парень авторитарен: рецензия на фильм «Правда обо мне»

Том Берк в роли Блондина на кадре из фильма «Правда обо мне»

Кейт постоянно впадает в немилость боссу, из-за новых отношений ссорится с лучшей подругой и имеет явные признаки депрессии, запущенной неизвестным аудитории событием. Отношения прогрессируют: Блондин критикует обувь Кейт, пользуется ею, доводя до истощения, приводит на вечеринку и оставляет в одиночестве, заставляя сомневаться в реальности (возможно, Кейт спутника спроецировала, что дало бы действию и анализу героини новый любопытный виток, но нет). Уилсон схватывает образ правдоподобно, но в итоге плутает в начерченных координатах и остаётся строго в рамках прописанного сценария Вутлифф. Бёрк пополняет портфолио ролей нарцисса и эмоционального абьюзера: у него это, конечно, получается лучше всего — зловеще и пронзительно, но если в дилогии «Сувенир» Джоанны Хогг обе ипостаси были деликатно, мучительно и блестяще разыграны, то здесь, кроме довлеющей оболочки, шансов продемонстрировать новые грани резюме у него совсем не остаётся.

Читать также:  Что смотреть в кино на этой неделе: «Хэллоуин убивает» и «Кошачьи миры Луиса Уэйна»

Том Берк в роли Блондина на кадре из фильма «Правда обо мне»

Мой парень авторитарен: рецензия на фильм «Правда обо мне»

Том Берк в роли Блондина на кадре из фильма «Правда обо мне»

Не очень ясна и позиция Вутлифф: сделать важное умозаключение о незастрахованности от токсичных отношений? Тогда почему финал выглядит вырезанным из совершенно другой истории, как будто одного проигрывания песни Rid Of Me ПиДжей Харви хватит на долгие годы эмансипации вперёд? Как одна ночь с самой собой на танцполе в чужой стране может выпустить из ментальной тюрьмы, в которой героиня находится на протяжении предыдущих полутора часов (и, возможно, лет)? И это даже не критика валидности таких ситуаций (если они действительно происходили, стоит только поддержать и порадоваться лёгкому высвобождению жертв эмоционального/физического насилия), сколько недоумение от выбранной тактики Вутлифф. Ощущение мощного замаха и слабой реализации не покидает в течение всего просмотра, хотя и намерения благие, и технически картина оснащена превосходно, особенно в сцене личного «крушения» Кейт в грозу и хлещущий дождь (блестящая работа декораторов и операторки Эшли Коннор, работавшей с Жозефин Деккер над театральным инди-хоррором «Мадлен Мадлен»).

Правда обо мне» повторно обозначает опасность и, увы, определённую неизбежность романтической вовлечённости в общение с «психологическими вампирами» и становится ещё одним рядовым комментарием к проблеме, сделанным второпях. В анамнезах здесь не нуждаются, в терапии — тем более, охотнее падают в некомфортные и мало логичные прописные истины.