Моника Витти в роли Клаудии на кадре из фильма «Приключение»

Памяти Моники Витти: Красная пустыня женственности

Моника Витти в роли Клаудии на кадре из фильма «Приключение»

Она явилась миру в «Приключении» (1960) — первом фильме трилогии «некоммуникабельности», в котором нет выражения ни единого чувства, ни единого мотива. Женщина пропала, а ее возлюбленный забывает об этом, находит другую, потом сам как будто испаряется изнутри. Витти предстает здесь в облике, который прославит ее на века. Посреди пустынных скал у воды ветер раздувает светлые волосы. Безлюдный пейзаж отражает внутреннее состояние. Ее героиня рассредоточена, застенчива, кажется, взгляд ее ни на чем не может сфокусироваться. Она закрыта, печальна, сексуальна и хочет чего-то, наверное, любви.

Детективная линия «Приключения» о поиске пропавшей женщины постепенно растворяется в меланхолии персонажей, не способных испытывать эмпатию и желание. Все происходит автоматически, и смерть человека замыливается, герои отмахиваются от нее, отворачиваются. Зритель так и не узнает о судьбе пропавшей Анны, потому что ее уход не важен, поиски тщетны, жизнь в миг пролетает, и ничего не остается.

До «Приключения» Витти пела любовные песни на сцене, играла в театре, красовалась в легких комедиях в облике смешливых девушек. Антониони увидел в ней смятение поколения, он говорил, что Витти как будто не принадлежала ничему в этом мире и пришла из ниоткуда. И правда, не было в ней типичной итальянской красоты, как у Софи Лорен или Джины Лоллобриджиды. Внешность Витти была европейской, но при желании можно было увидеть в ней кого угодно. Эта универсальность соседствовала с непознаваемостью ее героинь.

Моника Витти в роли Валентины на кадре из фильма «Ночь»

Памяти Моники Витти: Красная пустыня женственности

Моника Витти в роли Валентины на кадре из фильма «Ночь»

Та самая «некоммуникабельность», которую она показала в фильмах Антониони, рождалась из непостижимости ее мотивов на экране. В «Ночи» (1961) ветреная девушка из высшего общества, пресыщенная и пустая на первый взгляд, по ночам записывает на магнитофон шумы природы. В звуках дождя она находит что-то подлинное, чего нет в ее жизни, нет в отношениях с бесчисленными мужчинами. Валентина в «Ночи» романтична и даже поэтична, внутри нее живет большой талант, воля к творчеству. Однако безжизненность среды, апатия и усталость от праздника и довольства заставляют эти внутренние порывы исчезнуть, как исчезла девушка Анна в «Приключении».

Читать также:  Рейтинг всех фильмов о Гарри Поттере — от худшего к лучшему

Моника Витти в роли Виттории на кадре из фильма «Затмение»

Памяти Моники Витти: Красная пустыня женственности

Моника Витти в роли Виттории на кадре из фильма «Затмение»

Омертвение чувств Витти показала в своей растерянной героине Виттории из «Затмения» (1962). Пустой и почти случайный поцелуй с амбициозным и дьявольски красивым маклером, сыгранным Аленом Делоном, не похож ни на флирт, ни на игру. Он срывается с губ, но ничего не происходит. Героев вроде бы тянет друг к другу какая-то сила, но ничего не рождается, они так и бродят вокруг. Затихла фондовая биржа, все уставились на табло, сейчас полетят проценты прибыли. Посреди одержимых голов смотрят друг на друга Делон и Витти в ожидании потока чувств, оргазма. А затем расходятся с пустыми сердцами, с той же апатией и инерцией, что движет воду в канализации, мусор на ветру.

Моника Витти в роли Джулианы на кадре из фильма «Красная пустыня»

Памяти Моники Витти: Красная пустыня женственности

Моника Витти в роли Джулианы на кадре из фильма «Красная пустыня»

В «Красной пустыне» (1964) — эпилоге о «некоммуникабельности» — в центре внимания оказывается женская чувственность на фоне индустриального пейзажа. По мнению Антониони, подлинное в человеке кроется в его страсти, жажде слиться с другим и тем самым проявить себя — свои душевные и телесные качества. Режиссер констатирует распад человечности в современном мире, люди гибнут от невозможности открыться, почувствовать.

Об этом тотальном одиночестве женщины финальный монолог Моники Витти в «Красной пустыне». В нем выражается вся творческая мощь актрисы и ее образа, смятение персонажа, который выковывал из нее Антониони все четыре фильма. Жизнь идет своим чередом, муж и ребенок Джуллианы, кажется, вполне счастливы, друзья вокруг выпивают и шутят, танцуют, а город растет и ширится. Но девушка переживает колоссальную депрессию от ощущения неестественности мира, выраженной в ржавых железных пароходах, дымящихся трубах заводов, лицах грязных моряков, смотрящих на Джуллиану как на привидение. Витти сыграла истерию феминности, зажатую и невыраженную.