26 декабря на британском канале Би-би-си вышел мини-сериал «Чрезвычайно британский скандал» — экранизация нашумевшего развода герцога и герцогини Аргайл, ставшего одним из главных светских событий Британии 1960-х. Знаменитую пару сыграли Клер Фой и Пол Беттани.

Пол Беттани: «В нас есть ужасный инстинкт: радоваться, когда известные личности совершают ошибки»

Создатели обещают, что шоу станет новым взглядом на хорошо известную историю развода, где в ходе ожесточенных судебных разбирательств всплыл пикантный полароидный снимок Маргарет, супруги герцога. Он стал поводом для насмешек, и сегодня некоторые считают его первым примером порномести. Наследница шотландского миллионера Джорджа Уигхэма, Маргарет была редкой для своего времени женщиной, способной нанять хорошую юридическую защиту для расторжения брака, однако она пережила колоссальное давление со стороны пуритански настроенного к женщинам общества.

Марина Аглиуллина поговорила с Полом Беттани, исполнителем роли герцога Аргайл, о непреодолимом интересе людей к «желтухе», работе с Клер Фой и психологическом портрете своего (анти)героя.

«Чрезвычайно британский скандал» vs. «Чрезвычайно английский скандал»

Пол Беттани: «В нас есть ужасный инстинкт: радоваться, когда известные личности совершают ошибки»

«Чрезвычайно британский скандал» совсем не похож на «Чрезвычайно английский скандал», и ни у кого из нас даже не возникала мысль, что наша работа как-либо связана с этим проектом. Это отдельно стоящие произведения. «Чрезвычайно английский скандал» был юмористическим, с оттенками фарса, а у «Чрезвычайно британского скандала» совершенно другая интонация. Это драма о домашнем насилий, и тут нет ничего смешного — думаю, тут со мной все согласятся. История отношений этой пары скорее пугающая.

Особенности национальных скандалов

Пол Беттани: «В нас есть ужасный инстинкт: радоваться, когда известные личности совершают ошибки»

Я не уверен, что по-настоящему разбираюсь в этой теме. Мне кажется, это связано с устройством классовой системы Британии. Героиня «Чрезвычайно британского скандала» начинает с позиции аутсайдера и становится аристократкой через замужество. Поэтому, когда разгорается скандал, аристократы начинают защищать супруга-социопата, ведь он всегда был «своим», а ее пытаются вытеснить за пределы своего круга, чтобы можно было, скажем так, уничтожить.

Мне кажется, с герцогиней ужасно обошлись. И пресса, и ее социальный круг, и ее страна. В сценарии Сары ФелпсДублинские убийства») эта история представлена с позиции, которую раньше не озвучивали. Я не думаю, что Сара Фелпс радикально переворачивает все с ног на голову, но ее взгляд — действительно взгляд со стороны, ведь она сама происходит из рабочего класса, а значит не смотрит на ситуацию как инсайдер аристократического круга. Кроме того, она женщина. Все это дало ей новую точку обзора, и Сара четко видит классовую систему Британии и то, как эта система защитила герцога Аргайла.

Читать Не только «Дублинские убийства»: 10 лучших экранизаций современных детективов

Не думаю, что где-то в мире есть общество, имеющее иммунитет к скандалам, где люди не раздувают их и не получают от них удовольствие. У нас в Британии есть несколько особенно жестоких желтых газет, и, может быть, британцы получают особое удовольствие от таких вещей. Однако я не уверен в этом, и, скорее всего, в США, например, дела обстоят похожим образом.

У меня складывается ощущение, что в нас, людях, есть какой-то ужасный инстинкт радоваться, когда известные личности совершают ошибки и оказываются низвергнутыми с вершин. Хотеть этого — часть нашей темной стороны. Я и сам оказываюсь втянут в это, когда пролистываю ленту новостей: там обязательно будут скабрезные кликбейтные заголовки. Я сам совершенно точно не выше того, чтобы кликать по ним и изумляться им. Но что это за инстинкт? Предполагаю, это смесь страха оказаться в такой же ситуации и облегчения, что сейчас это происходит не с тобой.

О своем персонаже — Иэне Дугласе Кэмпбелле, 11-ом герцоге Аргайле

Читать также:  Том Макграт: «Снимая кино, ты не можешь не сделать эту историю личной»

Пол Беттани: «В нас есть ужасный инстинкт: радоваться, когда известные личности совершают ошибки»

Думаю, Иэн — нарцисс-социопат. Я определенно не чувствую какое-либо духовное родство со своим персонажем. Но я работаю в индустрии кино, и она свела меня с большим количеством подобных личностей, поэтому я легко смог вспомнить людей с похожими характерами, что помогло мне подготовиться к роли. Мои персонажи в «Ванда/Вижн» и «Мстителях» более теплые, поэтому мне даже доставило некоторое удовольствие переключиться на кого-то более холодного, жестокого и расчетливого, как Иэн.

Читать Вселенная бесконечна: фильмы и сериалы киновселенной Marvel от худшего к лучшему

Я пробовал исследовать Иэна, но абсолютно все, что о нем написано, написано мужчинами, и я не уверен, что в этом случае имеет смысл доверять таким источникам. В то время взгляд на эту историю был очень односторонним: герцог — несчастный обманутый муж. Так его все описывали. Тем не менее, некоторые факты о нем показались мне удивительными. Например, во время Второй мировой войны он отправился на фронт и почти сразу же был взят в плен. Он вернулся домой очень истощенным. Мне кажется, он всегда чувствовал себя неудачником. Я не хочу оправдывать его поведение, кажется, он действительно был нарциссическим социопатом и злодеем, но я все же считаю, что за этим скрывалось очень много боли.

Я люблю в своей работе — помимо хороших гонораров, что тоже приятно, — то, что она мотивирует меня ставить себя на место других людей. Это особенно интересно в исторических проектах, потому что тут нужно не только представить себя в каких-то обстоятельствах, но и учесть, что в другое время были другие социальные нормы и моральные установки. Мне нравится размышлять об этом.

О работе в «женском коллективе»

Пол Беттани: «В нас есть ужасный инстинкт: радоваться, когда известные личности совершают ошибки»

Когда я делал свой фильм «Убежище», где был сценаристом и режиссером, я взял на главную роль свою жену (Дженнифер Коннеллиприм. ред.), которой пришлось делать там довольно сложные вещи, и окружил ее женщинами. Например, нашим оператором была женщина Паула Хьюидобро. Мне привычно работать с женщинами, я не вижу в этом ничего необычного.

Изначально я согласился на «Чрезвычайно британский скандал», потому что ходил слух, что там будет играть Клер Фой. А я годами хотел поработать с ней: она казалась (и кажется мне сейчас) изумительной актрисой, которая умеет работать в тандеме. Когда я наблюдал за тем, что она делала до нашей встречи, мне казалось, что она очень живая и одновременно очень внимательная к тому, что делает ее партнер по сцене, и поэтому всегда органично реагирует на других актеров. И все оказалось именно так, как я себе представлял. Я уже много говорил про Сару Фелпс. Она отличная сценаристка и очень хорошо образована. Говорить придуманные ей реплики — это привилегия.

Читать Соня против всех: рецензия на фильм Анны Севитски «Белый лебедь»

Анна Севитски — одна из лучших постановщиц, с которыми мне доводилось работать. Она всегда знает, как хочет снять сцену и какое место та будет занимать в готовом произведении. Она умеет преподнести сцену так, чтобы та стала для зрителя настоящей неожиданностью. Она позволяла себе эксперименты, и здорово, что я мог идти на этот риск с такой отличной партнершей, как Клер Фой. Я думаю, это правильный ход, что режиссером драмы о домашнем насилии над женщиной, выбрали женщину. Кроме того, она из Норвегии, поэтому могла посмотреть на эту историю — и на британский канон костюмных драм — со стороны, дать им новый поворот.

Пол Беттани: «В нас есть ужасный инстинкт: радоваться, когда известные личности совершают ошибки»