Пристрели их: Рецензия на сериал «Медленные лошади»

Гэри Олдмен в роли Джексона Лама на кадре из сериала «Медленные лошади»

Равных британцам в развёртывании шпионских драм по-прежнему нет. Любой файв-о-клок превращается либо в отравленный чай, либо в адреналиновую беседу, держащую зрителя в напряжении на краю кресла. «Медленные лошади» по мотивам одноимённой книги популярного в Великобритании писателя Мика Херрона предлагают старо-новую формулу: взгляд изнутри, не с бравых бондовских позиций, а от намеренно отброшенных на периферию бывших сотрудников. За шесть классических, длительно запрягающих серий вырисовывается динамичная, не всегда складная, но увлекательная эмоциональная транзакция, которую сложно укорить в ненужности или скуке, даже если на это намекают пробелы в сценарии.

Вся канва «Лошадей» завязана на похищении пакистанского студента и подающего надежды стендап-комика Хассана. Ответственность берёт на себя ультраправая группировка «Сыны Альбиона», выступающая за «чистоту» британской нации. В этом всё ещё просвечивается болезненная актуальность, особенно для Европы, пусть и формально бывшей. Кто бы мог подумать (бывалые зрители точно), что фулл-хаус по спасению окажется прямо у аутсайдеров из Слау-хауса. Но почему именно у них и нет ли в произошедшем руки самих спецслужб?

Пристрели их: Рецензия на сериал «Медленные лошади»

Оливия Кук в роли Сидонии на кадре из сериала «Медленные лошади»

За сценарий здесь отвечает Уилл Смит, не оскандалившийся «оскароносец», но в узких кругах известный автор, специализирующийся на комедийных сериалах («Гуща событий», «Вице-президент») и семейном кино («Приключения Паддингтона»). Юмору, несмотря на серьёзность оперативной работы, здесь отведено почти равноценное место, чем сериал иногда и вытягивает оставшееся внимание.

Читать также:  Интервью с актером Дмитрием Лысенковым о сериале «Почка» – драмеди о коррупционной инспекторше, которой осталось жить три месяца

Бесспорно, магнетическим звеном здесь выступает Олдман в роли приземлённого, саркастичного узурпатора, относящегося к подопечным почти как к боевому мясу. Джексон Лэмб спит у себя в офисе, носит дырявые носки, курит, постоянно извергает скопившиеся газы, при этом ведёт секретную игру, отчётливую для себя, неясную для других. Прошлое самого Лэмба наполнено разного рода предательствами и грифом «совершенно секретно», но своих лузеров он всё же ценит и сдавать их руководящей в MI5 «леди Ди» Диане Тавернер (всегда выигрывающая Кристин Скотт Томас) не намерен. Актёрский состав дополняют боевые Лауден («Дюнкерк») и Оливия Кук («Звук металла»), на гостевых правах заглядывают Джонатан Прайс («Игра престолов») и Софи Оконедо («Рэтчед»).

Отсылая одновременно к мрачному «Шпион, выйди вон» (неуловимого агента Смайли там тоже играл Олдман) и трагикомичной «Убивая Еву», «Лошади» бегут только под конец, и то на своих условиях. «Познакомься со смертью, будешь часто с ней видеться», — говорит Картрайту Лэмб. Та действительно странная вещь — так, по крайней мере, поёт Мик Джаггер на заглавном треке сериала Strange Game — появляется там, где не ждали, приходит к тем, кого давно не видела. Изгнанникам Лэмба не терпится выйти на поле боя, хакнуть систему, вычислить ультраправых, раскрыть заговор в самом сердце Лондона. Без особой поддержки босса им это удаётся, формируется маленькое стадо с виду загнанного, но всё ещё эффективного персонала, который просто так не застрелишь, всё равно выйдут неуклюже честными из грязных подковерных интриг. Как гимн ошибкам «Медленные лошади», довольные собой, уходят на второй сезон, остальным впору только присоединиться.