Галь Гадот в роли Линетт на кадре из фильма «Смерть на Ниле»

Рецензия на детектив «Смерть на Ниле» — экранизацию Агаты Кристи со звездным актерским составом

Галь Гадот в роли Линетт на кадре из фильма «Смерть на Ниле»

Эркюль Пуаро (сам Кеннет Брана), уставший от громких дел, проводит отпуск около египетских пирамид, где встречает своего давнего знакомого Бука (Том Бейтман). Тот путешествует с суровой матерью (Аннетт Бенинг) и предлагает детективу присоединиться: они вот-вот отправятся на вечеринку к молодожёнам Саймону Дойлу (Арми Хаммер) и Линнет Риджуэй (Галь Гадот). Веселье прерывает непрошеная гостья, Джеки (Эмма Корин), — некогда подруга Линнет и невеста Саймона, которую тот бросил. В порыве ревности она теперь повсюду следует за парочкой.

Вместе со всей свитой молодожены решают сбежать от надоедливой девушки в речной тур по Нилу — и зовут с собой Пуаро, чтобы тот «присмотрел» за происходящим. Но в какой-то момент Джеки появляется и на судне, а затем одного из пассажиров убивают, причём у самой очевидной подозреваемой есть железное алиби. Преступник точно на корабле. И только Эркюль Пуаро может выяснить, кто это.

Кеннет Брана в роли Эркюля Пуаро на кадре из фильма «Смерть на Ниле»

Рецензия на детектив «Смерть на Ниле» — экранизацию Агаты Кристи со звездным актерским составом

Кеннет Брана в роли Эркюля Пуаро на кадре из фильма «Смерть на Ниле»

С анонсом «Смерти на Ниле» стало очевидно, что из всего массива рассказов Агаты Кристи про усатого бельгийского сыщика Брану интересует очень конкретный тип историй: ансамблевые whodunit’ы. Герметичные детективы, где компания разношёрстных героев оказывается в замкнутом пространстве и отчаянно пытается выяснить, кто же из них убийца, при том что мотив может найтись у каждого. Выбор автора понятен. Во-первых, таких дел у Пуаро очень много, и формулу можно совершенствовать ещё очень долго. Во-вторых, эти истории создают классическое единство времени, места и действия: то, что театралу Бране хорошо понятно и близко. И застрявший в снегах поезд, и курсирующий по Нилу корабль в его руках превращаются в театральные подмостки, одну большую сцену, где известные артисты разбираются в хитросплетениях личных драм. В этом сеттинге постановщик чувствует себя намного увереннее, чем в фантастическом мире «Артемиса Фаула» или диснеевской сказке «Золушка».

Читать также:  Рецензия на мини-сериал «Кафедра» — социополитическую сатиру от создателей «Игры престолов»

Галь Гадот в роли Линетт на кадре из фильма «Смерть на Ниле»

Рецензия на детектив «Смерть на Ниле» — экранизацию Агаты Кристи со звездным актерским составом

Галь Гадот в роли Линетт на кадре из фильма «Смерть на Ниле»

Причём со временем, кажется, его мастерство обращения с текстом Кристи растёт. «Убийство в Восточном экспрессе» было экранизацией достойной, но будто бы совершенно необязательной: пересказом знакомой истории в глянцевой обёртке. «Смерть на Ниле» вроде бы идёт тем же путём — не изобретая ничего нового, фильм следует тексту оригинала более-менее дословно и ошеломляет зрителя одним броским интерьером за другим. Но всё же тут куда изящнее собирается детективный пазл, Брана лучше работает с мелочами и не боится быть сверхвыразительным: в ключевой момент снимать героя через искривлённое стекло и предварять каждое убийство сценой с поедающими друг друга животными (хотя последнее, пожалуй, перебор).

Что важнее, Брана только во втором фильме по-настоящему нащупал нерв своего персонажа. В «Убийстве» внутренние конфликты Пуаро выглядели абсолютно лишними лирическими отступлениями на фоне детективной интриги. «Смерть на Ниле» обрамляется личной трагедией героя, потерявшего любовь во время войны и, буквально и метафорически, скрывающего за усами шрамы прошлого. Пускай режиссёр и строго следует букве Кристи, центральный сюжет с поиском убийцы его будто бы интересует не так уж сильно: более того, внимательному зрителю он даёт весьма прозрачные намёки ещё в самом начале фильма. Фокус «Смерти на Ниле» — как ни парадоксально, на жизни. На истории глубоко травмированного и закрывшегося в себе Пуаро, который ошибается, терпит крах и в итоге вновь учится быть человеком. И поистине шекспировские страсти, и выбивающийся из стиля чёрно-белый опенинг в духе «1917» лишь подчёркивают желание Браны вырваться из затхлой эстетики, заглянуть в героя глубже. Узнать, кто же такой этот Эркюль и какая боль скрывается за его холодным расчётливым умом.