Том Холланд в роли Питера Паркера на кадре из фильма «Человек-Паук: Нет пути домой»

Рецензия на фильм «Человек-паук: Нет пути домой» — главный рождественский фильм года о том, как важно мириться с ошибками

Том Холланд в роли Питера Паркера на кадре из фильма «Человек-Паук: Нет пути домой»

Редко выходит фильм, способный сплотить зрителей настолько, насколько это, скорее всего, удастся «Нет пути домой». В последние годы эксперты как один твердили о смерти кинопроката, но заключительная часть паучьей трилогии восстанавливает справедливость в индустрии и возвращает большую публику в залы (пускай даже на пару уик-эндов). Ключ к этому феномену кроется не в одной лишь фанбазе: супергероика Джона Уоттса подытоживает не только события новой перезагрузки, но и двух предыдущих серий о Питере Паркере, заставляя тем самым зал дышать, смеяться и плакать в едином порыве. Кто-то найдёт здесь злостное спекулирование на фан-сервисе, другие — дань уважения канону. Истина, разумеется, где-то рядом, и не нужно обладать паучьим чутьем, чтобы до неё добраться.

Том Холланд в роли Человека-Паука на кадре из фильма «Человек-Паук: Нет пути домой»

Рецензия на фильм «Человек-паук: Нет пути домой» — главный рождественский фильм года о том, как важно мириться с ошибками

Том Холланд в роли Человека-Паука на кадре из фильма «Человек-Паук: Нет пути домой»

В «Нет пути домой» действительно очень много локальных шуток, отсылок и персонажей. Но в то же время вокруг двух предыдущих инкарнаций Паука в частности и гигантской вселенной Marvel в общем образовался такой внушительный культ, что среди потенциальных зрителей, кажется, не осталось ни одного, кто бы не знал о меме «Я и сам своего рода учёный», вечном споре о лучшем Питере Паркере (Тоби Магуайр, разумеется!) и других фанатских междусобойчиках. За пару десятилетий небольшая когорта гиков разрослась до целой армии знатоков комиксов, фильмов и сериалов. Именно поэтому нового «Паука» надо смотреть в зале, подхватывая охи и вздохи, хлопки и топанье ногами, — проще говоря, разделяя уникальный кинотеатральный опыт с другими зрителями, которые тоже пронесли с собой Питера Паркера из юности в отрочество и, наконец, в зрелость.

И всё же в «Нет пути домой» нетрудно заметить какую-то раздражающую лояльность к публике. То, чего вы больше всего ожидаете перед просмотром, в точности случится на экране — никакого обмана и ловкости рук. Зал здесь находится в трепетном предвкушении не того, «что произойдёт», а «когда произойдёт». В этой истории всё ясно заранее, ещё со стадии первых релизов и интернет-сливов: «Нет пути домой» — трогательный, но манипулятивный в каждой минуте трибьют, который пытается одновременно и угодить публике, и сдвинуть застойного Паука Холланда с мёртвой точки (что бы ни говорили, из всех трёх Паркеров этот самый статичный, и в финале трилогии ему действительно нужна была встряска).

Читать также:  Эффект бабочки: Рецензия на фильм «Случайность и догадка»

Бенедикт Камбербэтч в роли доктора Стрэнджа на кадре из фильма «Человек-Паук: Нет пути домой»

Рецензия на фильм «Человек-паук: Нет пути домой» — главный рождественский фильм года о том, как важно мириться с ошибками

Бенедикт Камбербэтч в роли доктора Стрэнджа на кадре из фильма «Человек-Паук: Нет пути домой»

Третью часть, конечно, можно назвать милой валентинкой всем франшизам о Пауке, но ей недостаёт главного — визуального задора, магии кино, которая сделала трилогию Рэйми и дилогию Уэбба настолько запоминающимися. Для фильма, вроде бы вбирающего в себя лучшее от каждой из частей, он снят возмутительно просто: ни тебе хитрого монтажа из 00-х, ни эффектных полётов из серии с Гарфилдом — скорее концентрированный Marvel, где экшен-сцены отданы на аутсорсинг графическим мастерам. Лучшие визуальные находки «Нет пути домой» — те, где фигурирует Доктор Стрэндж, и все эти эпизоды, напоминающие тизер будущей «Мультивселенной безумия», захватывают куда хлеще паучьих сражений со Зловещей Шестёркой.

Зендея в роли Мэри Джейн на кадре из фильма «Человек-Паук: Нет пути домой»

Рецензия на фильм «Человек-паук: Нет пути домой» — главный рождественский фильм года о том, как важно мириться с ошибками

Зендея в роли Мэри Джейн на кадре из фильма «Человек-Паук: Нет пути домой»

В этом смысле «Нет пути домой», скорее всего, повторит судьбу другого народного хита — «Мстители: Финал». Завершение саги о команде супергероев стало одним из самых кассовых фильмов в истории, било рекорды по обсуждениям на форумах, однако спустя несколько месяцев и пару-тройку новых частей вселенной Marvel, по ощущениям, кануло в небытие, оставшись важным, но всё же эпизодом гигантского сериала. Третий «Человек-Паук» — тоже кино промежуточное, связующее, скажем, нового «Доктора Стрэнджа», продолжения «Венома» и другие важные ответвления франшизы. Уникальность событий теряется, когда понимаешь, что они лишь незначительная часть в гигантской кинокомиксовой вселенной.

Впрочем, кое-что всё-таки мешает фильму Уоттса окончательно погрязнуть в эпопее сиквелов, приквелов и метапродолжений. «Человек-паук: Нет пути домой» — кино, несмотря на весь свой мрачный тон (приготовьте платки — плакать здесь придётся часто), поистине новогоднее. И повествует оно, в сущности, о тех же вещах, что и прошлые серии: в случае юного Паркера Холланда — о взрослении, свалившейся из ниоткуда ответственности, а что важнее, победе над собственным инфантилизмом. Питер должен принять свою неидеальность, смириться с травмами прошлого и начать жить по-новому. Заклинание вечного забвения, а вместе с ним и Рождество в финале красиво обрамляют всю паучью вселенную: неудачи перезапусков забудутся, старые ошибки будут исправлены, и в памяти останется лишь хорошее. Когда это могло произойти, если не в праздник, знаменующий собой смену времён и новое начало?