Рецензии

Рецензия на фильм «CODA: ребенок глухих родителей» — обладателя Гран-при «Сандэнса» этого года

Эмилия Джонс на кадре из фильма «CODA: ребенок глухих родителей»

Рецензия на фильм «CODA: ребенок глухих родителей» — обладателя Гран-при «Сандэнса» этого года

Эмилия Джонс на кадре из фильма «CODA: ребенок глухих родителей»

Удивительное дело: после кинофестиваля «Сандэнс» Apple выкупили права на скромное инди «CODA: Ребенок глухих родителей» за рекордные 25 миллионов долларов, но на стриминговой платформе купертиновцев фильм выходит подозрительно тихо — минимум баннеров, уведомлений и промоматериалов. Очевидно, это покупка для престижа — копеечная по меркам Apple сумма позволила добавить им в каталог обладателя Гран-при «Сандэнса» и стопроцентного участника грядущего сезона наград. Однако этому очаровательному и теплому фильму нужно кое-что совсем другое — зритель; зритель, который узнает себя в разрывающейся между мечтой и семьей Руби; зритель, который проникнется историей глухой семьи, привыкшей к враждебному окружению, но никогда не опускающей руки и так далее. Собственно, поэтому будет искренне жаль, если такое кино по итогу останется с семизначной суммой в кармане, но без аудитории.

Эмилия Джонс на кадре из фильма «CODA: ребенок глухих родителей»

Рецензия на фильм «CODA: ребенок глухих родителей» — обладателя Гран-при «Сандэнса» этого года

Эмилия Джонс на кадре из фильма «CODA: ребенок глухих родителей»

А смотреть здесь и правда есть на что: «CODA: Ребенок глухих родителей» — это практически образцовое сандэнсовское кино, объединяющее в себе несколько типичных для фильмов кинофестиваля сюжетов. Во-первых, это история взросления старшеклассницы, пытающейся понять, чего именно она хочет от жизни, и сделать правильный выбор. Во-вторых, это школьная романтическая комедия с обязательным предательством и вынужденным расставанием. В-третьих, это драма об обычной американской семье, у которой хватает своих конфликтов, со сложной внутрисемейной динамикой и финансовыми проблемами. Наконец, это еще и важное социальное кино, репрезентирующее глухих людей и критикующее общественное отношение к ним.

Такое многослойное кино не всегда удачно комбинирует жанры и с одинаковым успехом работает с ними. «CODA: Ребенок глухих родителей», увы, не стала исключением: здесь хватает действительно интересных и цепляющих внимание деталей, реплик и наблюдений, но все они связаны с жизнью героев с нарушением слуха. Например, мать признается Руби, что надеялась на то, что дочь тоже будет глухой; а завидующий слуху брат обвиняет сестру в том, что после ее рождения семейная идиллия закончилась. В отличие от каких-нибудь клишированных сцен (над героиней смеются за использование языка жестов, ее брата в баре в лицо называют уродом), эти моменты по-настоящему раскрывают боли глухой семьи, а еще вынуждают прочувствовать их переживания и комплексные эмоции.

Ничего похожего по эмоциональному отклику фильм не может предложить, когда переключается на жизнь героини вне семьи: здесь создатели предлагают ровно то, что ждешь от фильма, в котором старшеклассница пытается добиться успехов одновременно в пении и любви: разыгрывающийся по законам спортивных драм сюжет, где есть и напряженные отношения с учителем, и триумфальное выступление в финале; типичный школьный ромком о героях, которые к концу обучения находят не просто вторую половинку, а понимающего друга. Опять же сложно представить, что зритель ни разу не видел схожие истории в других фильмах (например, тематически схожая драмеди Netflix «Половина всего»), но стоит признать, что сделано это как минимум достойно и не бесяче, как максимум — душевно.

Появившийся в локализованном названии подзаголовок «Ребенок глухих родителей» — это не очередная отсебятина прокатчиков (здесь — российского подразделения Apple), а перевод определения аббревиатуры CODA, то есть child of deaf adults. Впрочем, есть и другое определение: coda — это еще и музыкальный термин, обозначающий финальную часть произведения. Как и Руби, которая страдает из-за конфликта идентичностей (обычная старшеклассница с мечтой против члена глухой семьи), так и сам фильм мучается с тем, какую из этих историй он пытается рассказать в первую очередь. И только в финале, как раз в той части, которую называют coda, контрастирующие язык жестов и пение объединяются в необычный перформанс — Руби исполняет неслучайно выбранную песню Джони Митчелл Both Sides Now, под которую конфликт идентичностей/сюжетов превращается в их гармонию. Ради этих нескольких минут фильму хочется простить практически все его неудачи — настолько это трогательный и отлично сконструированный финал истории.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»