Рут Негга в роли Клэр на кадре из фильма «Идентичность»

Рецензия на фильм «Идентичность» – драму о малоизвестной стороне расовой сегрегации в США

Рут Негга в роли Клэр на кадре из фильма «Идентичность»

Айрин вполне благополучна и может позволить себе многое — жить в престижном квартале с супругом-врачом Брайаном (Андре Холланд) и двумя сыновьями, иметь служанку, чей цвет кожи темнее её; неспешно прохаживаться по тем же магазинам, что и белые женщины. Но всё громче кричат газетные заголовки с новостями об убитых темнокожих подростках, повешенных или застреленных по ложному обвинению, и тем отчаяннее героиня игнорирует их. Женщина имеет дружбу с именитым поэтом Хью (Билл Кэмп), ходит на вечеринки, хотя танцевать отказывается, как будто стесняясь своих же людей, мечтая скорее от них сепарироваться.

Тесса Томпсон в роли Ирэн на кадре из фильма «Идентичность»

Рецензия на фильм «Идентичность» – драму о малоизвестной стороне расовой сегрегации в США

Тесса Томпсон в роли Ирэн на кадре из фильма «Идентичность»

В жару Айрин заходит в отель, чтобы охладиться и обновить белила на лице. За стол напротив подсаживается пара, где в модно одетой, вполне по-голливудски выглядящей женщине с пронизывающими глазами Айрин признаёт Клэр, с которой когда-то училась. Клэр ведёт себя вальяжно, её «пропуск» в мир белых людей работает безотказно и оставляет в неведении даже собственного мужа-расиста (Александр Скарсгард). Тот употребляет n-word, ненавидит темнокожих и звучно смеётся этому факту. Айрин и Клэр тоже заливисто и делано хохочут, хотя прекрасно осознают, что лишь каким-то чудом до сих пор живы.

Клэр прочно входит в жизнь Айрин, флиртует с её мужем, влюбляет в себя её детей, танцует на вечеринках и как будто испытывает романтическое влечение к Айрин, испытывая её зыбкий статус и терпение. Если о зарождающемся гомосексуальном притяжении аудитории остаётся только догадываться (одна из странных для 2021 года нечёткостей фильма, которую можно списать на начинающий авторский статус Холл), то с клаустрофобией, страхом собственных амбиций, отделением от мира, частью которого тебя всё ещё считают, приходится столкнуться с первых же минут. Холл намеренно окрашивает фильм в бинарные цвета, чтобы в них же вывести конфликтную природу героинь, не ограниченную делением на чёрное и белое, пробивающуюся через асфальт, закатывающую бетоном все надежды и мечты.

Читать также:  Все фильмы Тайки Вайтити — от худшего к лучшему

Тесса Томпсон в роли Ирэн на кадре из фильма «Идентичность»

Рецензия на фильм «Идентичность» – драму о малоизвестной стороне расовой сегрегации в США

Тесса Томпсон в роли Ирэн на кадре из фильма «Идентичность»

Айрин завидует Клэр, её свободе от ограничений и материнского изнеможения, её богатству и успешной маскировке. Решение, принятое ею на финальных минутах фильма, выходит таким же противоречивым и спонтанным, предполагающим множество трактовок и отдающим русской литературой XIX века. Из зноя и летней жары связь двух женщин перекочёвывает в Рождественский сочельник, но никакой праздничности и ожидания чуда действие в себе не таит, принося лишь жертвы, фатальное освобождение и падающий снег, как в декоративном стеклянном шаре (выход из него давно заказан).
Томпсон и Негга ранее уже работали над проектами, по-разному обсуждающими и раскрывающими тему расовой дискриминации: у первой была нашумевшая инди-комедия «Дорогие белые люди», вторая участвовала в исторической драме «Лавинг» о любви и браке межрасовой пары, получив за неё «оскаровскую» номинацию. Здесь их дуэт порождает множество вопросов, из нежности и научного почти интереса друг к другу перетекая в негласное или незримое соперничество ради поиска лучшей жизни. Обе блестяще справляются с образами, шифруя намерения Айрин и Клэр, обнажая их хрупкость. Органичным аккомпанементом выступает оператор Эду Грау, работавший над «Одиноким мужчиной» и «Погребённым заживо», чья камера успевает проницательно захватить текучесть и зеркальность происходящего, его мистицизм.

Первый опыт Холл получился камерным, в чём-то академичным и сдержанным, но точно амбициозным, предлагающим свежий взгляд на историю расизма. Тот продолжается и сегодня, распространяясь вирусом, приобретая новые штаммы. Постановщица не ставит задачи подражать масштабным, кричащим от боли работам Стива МакКуина («оскароносные» «12 лет рабства») и Барри Дженкинса (сериал «Подземная железная дорога») — её боль и унижения интернализированы, по-прежнему отравляют, лишают сна и воздуха. На какое-то время героиням удаётся дать отпор обстоятельствам — и тогда внутри себя они точно танцуют.