Кадр из фильма «Любовь, любовь, любовь»

Рецензия на фильм «Любовь, любовь, любовь» – романтический триптих Элинор Копполы

Кадр из фильма «Любовь, любовь, любовь»

Данная картина стала второй полнометражной художественной лентой в фильмографии Элинор Копполы, супруги Фрэнсиса Форда Копполы. И, так же как и в дебюте «Париж подождет», основной акцент поставлен на женщин среднего возраста. Пожалуй, это единственное достоинство фильма – собрание талантливых и недооцененных актрис старше 60 лет, которые редко получают поистине интересные роли в кино. Это опасение разделяют многие кинематографисты и зрители, но, увы, Копполе так или иначе не удается предложить им что-то новое. В этом комплексе любовных посланий угадывается некая тревога по поводу брака и смерти, до боли скучный сценарий мешает фильму как минимум стать незатейливым, но сносным вариантом на замену других киноальманахов наподобие «Нью-Йорк, я люблю тебя». Вместо этого звездный состав утопает в знакомой структуре и медлительном темпе, где нет ни начала, ни конца.

Само название предполагает, что перед нами должны возникнуть истории, олицетворяющие любовь во всех смыслах. В какой-то мере Копполла действительно добивается такого эффекта: если в первом рассказе это неведение по поводу собственного партнера, во втором – попытки восстановить былую страсть, то в третьем и вовсе не романтическая любовь, а чувства дочери к собственной матери. Впрочем, не нужно брать лупу в руки, чтобы заметить, что перед нами одни и те же герои. Они не столько плохо прописаны, сколько лишены всяческого разнообразия. Иными словами, за исключением парочки второстепенных персонажей, на экране разворачивается жизнь гетеросексуальных представителей среднего класса.

Читать также:  Кира Найтли и апокалипсис: рецензия на фильм «Тихая ночь»

Кадр из фильма «Любовь, любовь, любовь»

Рецензия на фильм «Любовь, любовь, любовь» – романтический триптих Элинор Копполы

Кадр из фильма «Любовь, любовь, любовь»

Третья новелла о скорбящей дочери вдыхает немного свежести и нежности в полуживую картину. Сидящие за одним столом женщины вспоминают погибшую и рассказывают о собственной судьбе. Здесь Коппола неуверенно поднимает вопросы аборта, пуританского воспитания, сексизма и травм, которые наносят нам собственные матери. Героини среднего возраста говорят о своих нелегких буднях в юности и благодарят феминизм за общественные изменения. Но в этих непрекращающихся разговорах нет ни тепла, ни эмоций. Пока наблюдаешь за ностальгическим обедом этих персонажей, становится настолько душно, будто и ты сидишь вместе с ними за столом и от количества людей кислорода катастрофически не хватает.

«Любовь, любовь, любовь» едва ли претендовал на что-то большее, чем еще один романтический проект, в котором упаковано несколько сюжетных линий. Но ставить его рядом с другими ромкомами рука не поднимется. Работа Элинор Копполы, вероятно, подошла бы для фонового включения в салонах маникюра или в парикмахерских, но есть огромный риск, что ее быстро заменят привычной «Реальной любовью».