Рецензия на фильм «Множественные святые Ньюарка» — необязательный и оскорбительно проходной приквел «Сопрано»

Первое, что бросается в глаза на англоязычном постере, это огромная надпись: Who Made Tony Soprano, затмевающая не очень удачное и написанное внизу мелким шрифтом название фильма. Она лишь отчасти правдива, потому что самого Тони здесь не так уж и много, а главным героем фильма выступает даже не его кумир Дики, а сама турбулентная эпоха конца 60-х и начала 70-х, повсеместная жестокость которой воспитала будущего антигероя «Сопрано». Тут встает закономерный, хоть и риторический вопрос: а разве один из сюжетных пластов шести сезонов величайшей драмы в истории не был посвящен тому, как нигилизм матери и безучастность отца в воспитании сформировали страдающего из-за панических атак криминального босса? Увы, для приквела придумали новый, кинематографически и финансово удобный ответ на этот вопрос.

Рецензия на фильм «Множественные святые Ньюарка» — необязательный и оскорбительно проходной приквел «Сопрано»

Про величие и важность «Сопрано» можно говорить очень долго — будь то создание первого на ТВ антигероя или мастерское исследование подсознания персонажа через психоанализ. Одна из не самых популярных заслуг сериала — то, как авторы приземлили гангстерский жанр и всего через несколько лет после выхода «Славных парней» представили его обратную сторону. «Сопрано» в первую очередь сериал о том, что происходит между криминальными разборками: то есть не о гангстерской романтике и мутных аферах, а о серой и невзрачной обыденности такой жизни — о ссорах в семье, никудышном воспитании детей, страхе в любой момент сесть или оказаться на дне залива и посиделках с подельниками в стриптиз-клубе. В общем, о рутине, которую чаще всего вычеркивают из сценария.

Когда несколько лет назад многие утверждали, что Мартин Скорсезе похоронил свой излюбленный жанр «Ирландцем» — трехчасовой ностальгической одой золотому периоду криминала и меланхоличному одиночеству стареющего гангстера, — они немного ошиблись. Скорсезе лишь добавил монументальности большой формы темам и рассуждениям, которые за 15 лет до него исследовал Дэвид Чейз в «Сопрано», — создатель сериала же и вбил гвоздь в крышку гроба жанра. Это лирическое отступление нужно было для того, чтобы объяснить всю ироничность ситуации, ведь «Множественные святые Ньюарка» — очень посредственная калька на творчество Мартина Скорсезе, которая будто закрывает глаза и на «Сопрано» (хотя Дэвид Чейз автор сценария фильма), и на того же «Ирландца». И в качестве вишенки этой иронии — Рэй Лиотта, которого Скорсезе не взял в компанию к Джо Пеши и Роберту Де Ниро, но которому в этом проекте нашлось сразу две роли.

Читать также:  Съемки на морозе и бутафорская голова: за кадром сериала «Сергий против нечисти»

Рецензия на фильм «Множественные святые Ньюарка» — необязательный и оскорбительно проходной приквел «Сопрано»

«Множественные святые Ньюарка» целиком состоят из пережеванных в «Сопрано» мотивов и тем: от всеобщего лицемерия и разочарования в кумирах до сложной динамики власти в криминальном мире и практически литературного, полного предзнаменований и параллелей фатализма. Вкупе с лишенной креативности режиссурой Алана Тейлора (сами понимаете, постановщик фильмов «Тор 2: Царство тьмы» и «Терминатор: Генезис»), неприятно холодным цветокорром и сценарием, лишенным иронии и перегруженным сюжетными ветками, получается жалкое зрелище: очень сумбурный криминальный эпик, который мог сработать разве что как мини-сериал на 6-8 эпизодов. Даже одна из самых интересных линий — рост афроамериканского криминального синдиката на фоне растущего движения за равноправие — невнятно заканчивается и выглядит скорее как обязательное условие для того, чтобы в 2021 году выпустить полнометражный фильм о разборках белых мужиков.

Приквел ни в коем случае не стоит смотреть тем, кто не знаком с сериалом. А вот фанатов «Сопрано» вряд ли получится переубедить — более того, только они смогут получить хоть какое-то удовольствие от просмотра, потому что фильм не только возвращает молодые версии таких героев, как Пусси, Полли и Сильвио, и напоминает о существовании смешного слова «Гума», но и развивает идею Эдипова комплекса Тони (Вера Фармига в роли матери выглядит нелепо, но очень напоминает Иди Фалко), повествует о судьбе Дики, делает лежащего в могиле Молтисанти-младшего рассказчиком и предлагает интересную первую встречу Тони с не случайно плачущим младенцем Кристофером. С другой стороны, все это необязательный и нисколько не меняющий отношение к сериалу фан-сервис.

Сейчас создатели фильма обсуждают возможный сиквел фильма о 20-летнем Тони с участием одного из главных сценаристов сериала, Теренса Уинтера. Хочется верить, что до этого дело не дойдет, но если есть хоть одна причина, по которой проект должен быть реализован, так это участие Майкла Гандольфини — действительно талантливого актера, который стал чуть ли не единственным украшением невнятной первой части. Отец бы им гордился.