Рецензия на фильм «Она будет» — стильный MeToo-хоррор о культуре отмены и ведьмах

Элис Криге в роли Вероники на кадре из фильма «Она будет»

Нетрудно догадаться, что ушлого режиссёра Хатборна и юную Гент связывали не только рабочие отношения. «Она будет» — фильм о сексуальном насилии, культуре отмены (хотя в случае антагониста — безотменности) и тяжёлых переживаниях жертвы. Хоррор дебютантки Шарлотты Буле-Голдсмит обманчиво встраивается в один ряд с такими картинами о женской мести, как «Девушка, подающая надежды» и «Соловей». Правда, для сравнения с первой ему не хватает злободневности, а со второй — первобытной жестокости.

Шарлотта Буле-Голдсмит выбирает свой, ни на что не похожий стиль. Авторка известна в арт-сообществе экспериментальными скульптурами и фотографиями. Поэтому неудивительно, что декорации и детали в «Она будет» кажутся осязаемыми: хлюпающая грязь, сырая лесная почва, журчание речки — ближе к финалу чувствуешь себя участником иммерсивной инсталляции. А эстетичность каждого кадра сближает кино скорее с вялотекущими хитами студии А24, чем с бескомпромиссными rape-and-revenge. Режиссёрка упивается природой вокруг героини с документалистской вкрадчивостью и сознательно откладывает акт мести: не волнуйся, он далёко не уйдёт.

Рецензия на фильм «Она будет» — стильный MeToo-хоррор о культуре отмены и ведьмах

Кота Эберхардт в роли Дези на кадре из фильма «Она будет»

Но кинематографичность «Она будет» играет с фильмом злую шутку. В отличие от Эггерса в «Ведьме», Шарлотта Буле-Голдсмит не взвинчивает темп саспенсовыми сценами и не заигрывает с ожиданиями зрителей. Режиссёрка так сильно увлекается всем визуальным, что её истории остаётся неряшливо поспевать за сложносочинённой формой. Плотность событий здесь настолько низкая, что в руках условной Карим Кусамы весь фильм Буле-Голдсмит превратился бы в один акт более масштабного сюжета. Да и сам сценарий ощущается сконструированным, сделанным по строгой методичке жанра. Это совершенно не уживается с хитрым режиссёрским методом и лишает кино интригующего повествования.

Читать также:  7 новых фильмов и сериалов месяца, которые уже можно посмотреть на Netflix

Изначально роль Вероники Грент должна была исполнить Сигурни Уивер — звезда франшизы о ксеноморфах, — но из-за конфликта графиков её удачно заменила Элис Криге. Актриса с фактурной внешностью постоянно играет ведьм и злобных старушек (чего стоит роль в «Гретель и Гензель» Оза Перкинса), но в этом фильме Буле-Голдсмит проводит мастерскую ревизию её амплуа: из классической злодейки артистка превращается в антигероиню. «Она будет» — разумеется, не первый хоррор, который делает колдуний мученицами многовекового патриархата. Зато один из немногих, кому удаётся наделить ведьм эмоциональностью и чувственностью, какой мы от них никогда не ждали. И пусть где-то режиссёрке недостает хватки мастеровитого рассказчика, в её кинематографический шабаш мы точно зайдём ещё не раз.