Николас Кейдж в роли Героя на кадре из фильма «Узники страны призраков»

Рецензия на фильм «Узники страны призраков» — новый фильм с королем безумия Николасом Кейджем в роли радиоактивного убийцы

Николас Кейдж в роли Героя на кадре из фильма «Узники страны призраков»  

Режиссер «Узников страны призраков» Сион Соно снимает по три фильма в год и делает это в стиле высокохудожественного B-movie. Первый раз Запад заметил его двадцать лет назад, когда антология подросткового суицида «Клуб самоубийц» получила прокат по всему миру. Тогда на международных фестивалях громко бушевало японское безумие: соотечественник Соно Такаси Миике любовался лужами крови в «Кинопробе», а кореец Пак Чхан-Ук экранизировал японскую мангу «Олдбой» о жестокой-жестокой мести. Но одними только «ужасами» Сион Соно никогда не ограничивался. Смело можно ткнуть пальцем в любую строчку его фильмографии — будет как минимум… интересно. Там есть и исследование женской сексуальности «Антипорно», и размышление о ядерной травме японского общества «Шепчущая звезда», и на худой конец рэп-мюзикл «Клан Токио». Но, меняя жанры и выворачивая их наизнанку, Соно в каждом из своих экспериментов остается верен себе и наделяет происходящее на экране оттенком сновидческого бреда, наполненного черным юмором, сексом и расчлененкой.

Николас Кейдж в роли Героя на кадре из фильма «Узники страны призраков»

Рецензия на фильм «Узники страны призраков» — новый фильм с королем безумия Николасом Кейджем в роли радиоактивного убийцы

Николас Кейдж в роли Героя на кадре из фильма «Узники страны призраков»

Неудивительно, что в первый проект абсурдиста, снятый на английском языке, вписался Николас Кейдж — актер, который, кажется, окончательно затвердел в статусе иконы трэш-кино. Кейдж заявил, что это «самый безумный фильм» в его карьере, но, к сожалению, эти слова — просто реклама. Как бы фанатам ни хотелось обратного, на фоне предыдущих картин Соно вся показная оголтелость «Узников» отдает усталостью. Если вычесть пару драк и одну автомобильную аварию, то перед нами останется невероятно статичная пьеса, разыгранная по ролям. Пускай вокруг то и дело пританцовывают гейши и шныряют крысолюды, мечтающие вставить в Кейджа кусочек железа (привет шедевру «Тэцуо — железный человек»), но все это мельтешение обрамляют бесконечные декларации героев. Китч остается внешним покровом картины, но не течет по ее венам. Может, дело в том, что перед началом съемок режиссер пережил сердечный приступ. Или в том, что из-за культурного барьера использовал чужой сценарий. Так или иначе, цветастая обертка скрывает под собой банальную пропаганду добра. Во-первых, «Узники» — это своего рода просроченная политическая карикатура: над владениями губернатора развевается транспарант Make this country great again. Во-вторых, надгробный камень трагедии: граждане страны призраков — эдакие постапокалиптические оборванцы, обитающие в городе-свалке, — держат стрелки часов ровно на 8:15 (время сброса атомной бомбы на Хиросиму). И в-третьих, это стандартнейшая история про сильного белого мужчину, которого мучает чувство вины. Он когда-то не смог предотвратить гибель ребенка и теперь, спасая дочь губернатора, прорабатывает травму. Все это имеет место быть, но когда дидактика выдвигается на первый план, она, как известно, убивает веселье. Там, где раньше Сион Соно сыпал полнокровными образами, теперь разжеванные иллюстрации на тему.

Читать также:  «Пролетарии не соединились»: Рецензия на фильм «Мартин Иден»

Николас Кейдж в роли Героя на кадре из фильма «Узники страны призраков»

Рецензия на фильм «Узники страны призраков» — новый фильм с королем безумия Николасом Кейджем в роли радиоактивного убийцы

Николас Кейдж в роли Героя на кадре из фильма «Узники страны призраков»

Впрочем, проблески былого сумасшествия постановщика все же присутствуют. Происходящее на экране намеренно выглядит так, будто это любительский театр в декорациях дешевого ресторана. Иногда все настолько плохо, что даже хорошо. Местами история игнорирует сама себя. Кейдж то и дело получает по голове, отрубается и медленно и долго бродит по одному и тому же сну (три раза!). А так называемое ружье на стене стреляет задолго до последнего акта. Вдобавок ко всему самая зрелищная разборка издевательски разрешается, не успев начаться. В эти моменты, когда сюжетные конвенции грубо и иронично ломаются об колено, в картине появляется воздух.

Но в итоге концы друг с другом сходятся. И на нас вываливается целый букет банальностей: атомное оружие — одна из величайших ошибок в истории, капиталисты — зло, убивать детей — плохо, корить себя — бесполезно. Ощущение, будто шел на карнавал, но оказался на лекции, которая старается быть костюмированной ярмаркой. А напускное веселье скучнее, чем даже самое «заумное» кино.