Дмитрий Лысенков в роли Ростислава на кадре из сериала «Большая секунда»

Рецензия на новый российский сериал «Большая секунда»

Дмитрий Лысенков в роли Ростислава на кадре из сериала «Большая секунда»

Игры в иммерсивные театральные постановки и интерактивные кинопроекты наконец-то закончились, и Шамиров с помощью своего сериала ставит на этих мероприятиях не то чтобы крест, это не в его духе, но просто точку. Или, если хотите, двоеточие с закрывающей скобочкой. Трудно поверить, но «Большая секунда» — это универсальный проект, который может понравиться всем. Для начала, толпы блогеров и комментаторов буквально орут в своих постах о том, что, мол, ура, наконец-то появилось телешоу, которое объясняет, как работает российская сериальная кухня («Звоните Ди Каприо!» показывает изнанку наших сериалов гораздо нагляднее). Эти же восторженные блогеры советуют смотреть «Большую секунду» начинающим сценаристам как пособие по написанию сюжетов.

Отчасти они правы, Костя и Кира во время препирательств и словесных баталий напрямую касаются темы, как писать сериалы, как их продавать, кому нужно понравиться, чтобы на твой пилот хотя бы обратили внимание. При этом обиженная Кира, как наивный студент, задаёт глупые вопросы, а Костя, ёрничая, рубит правду как бы не всерьёз, и в его шутках есть много циничной правды. Кира не понимает юмора: так нравится сериал или нет? Мы делаем искусство или продукт? А Костя от этих вопросов заводится ещё сильнее. Ещё один пикантный момент касается того, что главный продюсер Марик (Михаил Полицеймако), от которого пара сценаристов ждёт ответа по поводу написанного, похоже, является любовником Киры и близким другом Кости, и от этого уровень объективности «уроков для начинающих сценаристов» снижается. Хотя никто и не обещал, что «Большая секунда» будет прямо вот учебником, это всё-таки художественное произведение.

Дмитрий Лысенков в роли Ростислава на кадре из сериала «Большая секунда»

Рецензия на новый российский сериал «Большая секунда»

Дмитрий Лысенков в роли Ростислава на кадре из сериала «Большая секунда»

Второй аудиторией, которой может понравиться сериал, могут оказаться зрители, любящие разговорную драму. Это приём Шамирова, взятый ещё, видимо, из его театрального прошлого: посадить героев в замкнутое герметичное пространство, и волей-неволей они в этой камерной обстановке начнут обсуждать как друг друга, так и всё на свете: любовь, секс, доверие, предательство, дружбу и так далее вплоть до космоса.

Евгения Борзых в роли Арины на кадре из сериала «Большая секунда»

Рецензия на новый российский сериал «Большая секунда»

Евгения Борзых в роли Арины  на кадре из сериала «Большая секунда»

И, наконец, очередная сторона медали – это для поклонников ситкомов. Ростислав и Арина, познакомившись в Интернете, встречаются на один раз, без обязательств и продолжений. Однако больная мать Арины (Людмила Артемьева) до истерики ждёт от дочери хоть кого-то похожего на жениха или хотя бы просит увидеть молодого человека, с которым та встречается. И Ростислав получает предложение сыграть парня Арины на один вечер, чтобы успокоить маму. Но всё заходит слишком далеко, и вот они уже для матери устраивают спектакль за спектаклем: сначала они играют романтические отношения, затем любовные, потом Ростик уже переезжает к ним жить, становится женихом и так далее, вплоть до логичного окончания. Комическая ситуация усиливается ещё и тем, что совершенно случайно композитор (или выдающий себя за такового) Ростислав из-за отсутствия работы устраивается учителем в ту же музыкальную школу, где работает Арина. А ведь молодой человек попадает в женский коллектив со всеми вытекающими последствиями.

Читать также:  Рецензия на фильм «Орёл и решка. Кино» — устаревшую комедию с Гудковым и Бортич по мотивам популярного тревел-шоу

Виктор Шамиров в роли Кости на кадре из сериала «Большая секунда»

Рецензия на новый российский сериал «Большая секунда»

Виктор Шамиров в роли Кости на кадре из сериала «Большая секунда»

Автором идеи значится видный продюсер Алексей Троцюк, но по факту сценаристами сериала стали Виктор Шамиров и Ольга Мотина-Супонева, исполнителями главных ролей сценаристов стали они же. Странно, что они выбрали для своих персонажей имена Костя и Кира, а не Витя и Оля, тогда бы круг окончательно замкнулся. Но кто бы на какой позиции ни значился, мы всё равно видим, что это работа режиссёра Шамирова. Это удивительный человек-загадка. Он может снять почти гениальный «Со мною вот что происходит», потом перейти на спорного «Непосредственно Каха!», из обсуждения своих ошибок в этой комедии устроить целое шоу в YouTube, где-то по пути промелькнуть в комической роли у Фёдора Бондарчука и, наконец, вернуться к истокам, к нормальной человеческой истории в виде 13-серийного полуситкома-полуспектакля.

Подпасть под обаяние Шамирова легко. Даже актрисы и актёры играют с его интонациями (так же артистов, снимающихся у Михалкова, часто выдают нотки Никиты Сергеевича). Кроме разве что блистательной Людмилы Артемьевой и Жени Борзых – одной из самых интересных актрис «Табакерки» «домашковского» периода, ушедшей из театра в музыку (она участница группы «СБПЧ»), но триумфально вернувшейся в кино с помощью «Большой секунды». Насчёт названия, кстати, очень хочется побранить создателей. Мало того что оно притянуто за уши: если так называется графоманство начинающей сценаристки, то не обязательно так именовать весь проект. Метафорический подтекст тоже не работает, несмотря на то что его буквально разжёвывает для непонятливых Кира: «С одной стороны, это интервал между нотами, а с другой — это наша жизнь, которая кажется большой, но пролетает за секунду». В конце концов оно просто не запоминается. Даже если бы оставили первоначальное, по слухам, название «Секвенция», это не убрало бы флёр некоего наставничества и высоколобости.