С.С. Раджамули: Лучшие спецэффекты те, о которых никто не вспоминает

Фантастический эпик «RRR» индийского режиссера С.С. Раджамули собрал за первые две недели в мировом прокате более 126 миллионов долларов и не намерен на этом останавливаться. Это уже четвертый по объему кассовых сборов индийский блокбастер в истории, а всего на счету Раджамули три из десяти самых успешных индийских фильмов, больше, чем у любого другого постановщика из его страны «RRR», получивший высокую оценку зрителей за грандиозный масштаб, экшн и драматические эпизоды, нередко сравнивается с экранизациями Marvel. О своей работе над картиной и особенностях кинопроизводства Раджамули рассказал в интервью корреспондентам издания Deadline.

Учитывая успех ваших фильмов серии «Баахубали», а также учитывая влияние пандемии и состояние кинорынка после ее окончания, были ли вы вообще удивлены результатами «RRR»?

РАДЖАМУЛИ: Вовсе нет. Простая логика подсказывает, что если бы мы не ожидали успеха «RRR», мы бы не потратили так много на проект. Это была простая математика. Мы ожидали успеха из-за звездного актерского состава, который удалось собрать после долгого, долгого, долгого перерыва — по крайней мере, в Индии, — а также из-за эмоциональной сюжетной линии, которая у нас была.

Так что мы были очень уверены в успехе, и я всегда говорю это, но, конечно, мы не могли предсказать диапазон успеха, потому что он зависит от очень многих факторов, которые не всегда находятся под нашим контролем. Успех, пришедший из неожиданных стран, таких как Великобритания, где «Бахубали 2» не преуспел настолько, хороший отклик из других стран, все это воодушевляет.

Ваши фильмы стали прорывом для индустрии телугу, как в Индии, так и за ее пределами. Насколько это важно для вас?

РАДЖАМУЛИ: С одной стороны, это очень важно, потому что любой рассказчик больше всего хочет, чтобы его историю узнало максимальное количество слушателей. Все языки имеют ценность, но еще до «Баахубали» мы понимали, что если фильм основан на подлинных человеческих эмоциях, его легко вывести за пределы одного языка. Это очень, очень важно для меня, как постановщика, так как я могу говорить с большей аудиторией. Надеюсь, мы выйдем за рамки, не только в одной стране, но и в других, других культурах, других языках.

Читать также:  Илья Куликов: «Хобби, ставшее работой, – лучшее, что может быть»

Вы выпустили «RRR» на пяти индийских языках. Создает ли работа в разных версиях какие-либо особые проблемы?

РАДЖАМУЛИ: Я думаю на телугу, сценарий писался сначала на телугу. Но еще до того, как я приступаю к съемкам, я отправляю сценарий другим языковым авторам, чтобы они тоже поняли, о чем фильм. Возможно, не все их диалоги будут использованы в фильме, но они читают сценарий, и если есть что-то, что дополняет мою историю, я меняю первоначальную версию. Это сложный процесс, потому что то, что они пишут, должно синхронизироваться с артикуляцией. У вас не может быть предложения из 20 слов вместо предложения из шести слов. Мы делаем правильную синхронизацию, но не идем на компромисс в отношении качества.

Вы работаете в большом масштабе с точки зрения спецэффектов, некоторые рецензенты считают, что это «больше, чем «Бен-Гур», с “крещендо от одного действия к другому, не бывающим скучным и утомительным”. Планируете ли вы работать с еще большим масштабом?

РАДЖАМУЛИ: Если вы возьмете любую отрасль кинопроизводства, скажем, сами съемки, и если зрители скажут, что съемки плохие, то они плохие; если люди говорят, что хорошие, это хорошо. То же самое и с музыкой. Но когда дело доходит до визуальных эффектов, если они говорят, что VFX плохой, это плохо; если они говорят, что VFX хорошие, это все равно средний уровень. У вас действительно хорошие спецэффекты в фильме, если зрители вообще не комментируют это, так что для меня это самый большой комплимент. Кто-то говорит о важности VFX с точки зрения воздействия, которое это произвело, будь то сцена, когда герой выпрыгивает из грузовика со всеми животными, или сцена взаимодействия с Рэмом, где он сражается буквально с сотнями и сотнями людей. Люди просто говорят о том эмоциональном влиянии, которое оказали сцены, но ни один человек не упомянул, насколько хороши были эффекты. Так что это было моим самым большим достижением. И да, я буду стремиться к большему.