Филипп Янковский в роли Ивана Шухова на кадре из фильма «Иван Денисович»

Святые заключенные ГУЛАГа: рецензия на фильм «Иван Денисович»

Филипп Янковский в роли Ивана Шухова на кадре из фильма «Иван Денисович»

Рассказ Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича» в годы оттепели произвел ошеломляющий эффект. Он открыл в русской литературе дверь в тюрьмы: автор впервые заговорил о чудовищной жизни в сталинских лагерях, из которых сам вернулся не так давно. Но до сих пор эта тема в кинематографе раскрыта недостаточно широко – непонятно, как говорить о ГУЛАГе, как снимать о репрессированных заключенных? Глеб Панфилов – классик отечественного кино – нашел свой подход. Еще в предыдущей экранизации Солженицына — телесериале «В круге первом» — из многопланового и сложного романа о периоде позднего сталинизма режиссер вывел важный для себя лейтмотив веры и религии. Панфилов увидел в несправедливо осужденных советских людях святых мучеников. И в «Иване Денисовиче» он продолжает эту линию и усиливает ее.

Филипп Янковский в роли Ивана Шухова на кадре из фильма «Иван Денисович»

Святые заключенные ГУЛАГа: рецензия на фильм «Иван Денисович»

Филипп Янковский в роли Ивана Шухова на кадре из фильма «Иван Денисович»

Знакомые со школьной скамьи с рассказом Солженицына зрители будут удивлены, насколько сильно Панфилов переработал первоисточник. Шухов в экранизации получает полноценную биографию и предысторию. У него появляется семья, мы встречаем его мать (крохотная роль Инны Чуриковой), наблюдаем его невзгоды на войне и в немецком плену и даже заглядываем немножко в будущее. Несмотря на такую вольность, дух этого персонажа режиссеру удалось уловить верно. Это образ не сгибаемого никакими обстоятельствами человека, который не теряет сил и надежд, находит радость в мелочах, который очень наивен, даже простоват. Филиппу Янковскому, получившему за роль в «Иване Денисовиче» актерскую награду на фестивале в Локарно, прекрасно удалось передать обаятельную простоту Шухова. Он добродушно тупит глаза, даже улыбается с каким-то любопытством во время вынесения ему приговора, при обысках и других унижениях и трудностях. Особенное удовольствие следить, с какой отрадой Янковский кладет кирпичи на заводе, где работают лагерные зэки. Счастье бессмысленного, сизифова труда, описанное у Солженицына, актер играет безупречно.

Читать также:  Все фильмы Тайки Вайтити — от худшего к лучшему

Инна Чурикова в роли матери на кадре из фильма «Иван Денисович»

Святые заключенные ГУЛАГа: рецензия на фильм «Иван Денисович»

Инна Чурикова в роли матери на кадре из фильма «Иван Денисович»

Персонаж Шухова определенно удался Панфилову и Янковскому. Но в остальном «Иван Денисович» вызывает множество вопросов, а порой недоумение. Можно принять религиозную концепцию режиссера – в целом она присутствует и в первоисточнике, да и сам Солженицын был человеком верующим, но выполнена она совсем не убедительно, даже аляповато. Несколько раз за фильм Шухов попадает в беду, оказывается на грани жизни и смерти. И в этот момент — буквально deus ex machina — происходит чудо: то маленькая дочка появляется и ведет его за ручку через минное поле, то чья-то рука (не иначе как ангела) подает ему утерянную лопатку или телогрейку, когда Шухов замерзает. Такие театрализованные моменты сильно отстраняют зрителя от происходящего, снижают эффект присутствия, и проникнуться сочувствием к драме персонажа очень трудно. Понятно, что режиссер настаивает, что Шухову помогает Бог, потому что он простой, честный и трудолюбивый человек. Но показать это можно было куда тоньше, вспомнить хотя бы фильм Брессона «Приговоренный к смерти бежал» — похожая история, но как красиво исполнена режиссерски.

Образ лагеря Панфилов тоже передает недостаточно правдоподобно. Иногда складывается впечатление, что жизнь в нем не так уж плоха — кругом хорошие товарищи, полно махорки и свободного времени, да и охранники не злые, заботятся о зэках, жалеют их. Лагерные ужасы в первоисточнике Солженицын тоже опускает, дает полутонами, намеками, позволяет читателю самому сложить полную картину происходящего. Но у Панфилова получается, что несправедливая система, приговорившая невиновного человека, героя войны к лагерному сроку, может, отчасти была права. Война, ГУЛАГ, рабский труд и унижения — это часть духовного пути Шухова к просветлению, к Богу. Да, жестокость и репрессии были, но нужно смириться, не озлобляться, все это закаляет характер, делает нас сильнее. В этом смысле «Иван Денисович» очень далек от Солженицына и от подлинного изображения судеб таких людей, как Шухов. У Панфилова получилась сказка, фэнтези, в котором ангелы спускаются с небес, а зло — испытание, которое нужно преодолеть герою. Так ли сегодня нужно говорить о сталинизме и ГУЛАГе – большой вопрос.