Леа Сейду в роли Лиззи на кадре из фильма «История моей жены»

То ли Леа Сейду, то ли виденье: Рецензия на фильм «История моей жены»

Леа Сейду в роли Лиззи на кадре из фильма «История моей жены»

После наполненной магическим реализмом картины «О теле и душе» режиссерка Ильдико Эньеди берется за адаптацию романа Милана Фюста, горячо любимого ею в юности. Вместо приятной неспешности и нежности предыдущей работы приходит монолитная тягучесть и томные взгляды. Костюмированная драма, разделенная на семь глав с длинными, как сама лента, названиями, оказывается в ловушке первоисточника: совершенно очевидно, что воспоминания капитана не ложатся на экран, и, несмотря на старания Эньеди сделать из истории безупречный отпечаток эпохи, зритель получает кино, досмотреть которое уже само по себе маленький подвиг.

Леа Сейду в роли Лиззи на кадре из фильма «История моей жены»

То ли Леа Сейду, то ли виденье: Рецензия на фильм «История моей жены»

Леа Сейду в роли Лиззи на кадре из фильма «История моей жены»

Фильм показывает хронику одного брака с точки зрения голландского моряка: его взгляд на «трофейную жену» определяет тон повествования. В какой-то степени в этом кроется проблема всего, что сделала Эньеди: на экране вовсе не история жены, а история мужа — неуверенного в себе человека, который жадно впивается в непостижимую магию (или попросту женственность и сексуальность) Лиззи. Стоит сказать, что Леа Сейду здесь как никогда органична: пленительная героиня, тайну которой мы так и не разгадаем, — то ли девушка, то ли виденье. Для чего ей брак с неизвестным капитаном? Кому принадлежало сердце дамы? Вопросы без ответов лишь растворяются в полутонах и темных декорациях.

Читать также:  Что было бы, если бы мы все были равны: Селин Сьямма о своем новом фильме «Маленькая мама»

Леа Сейду в роли Лиззи на кадре из фильма «История моей жены»

То ли Леа Сейду, то ли виденье: Рецензия на фильм «История моей жены»

Леа Сейду в роли Лиззи на кадре из фильма «История моей жены»

«История моей жены» складывается в мастерски скроенное костюмированное полотно. Но, увы, заметные технические успехи оператора Марцеля Рева и художницы-постановщицы Беатрис Пето не затмевают проблемные стороны фильма. Вместо тяжеловесности и симпатичных причесок картине необходим глоток свежего воздуха: удивительно, как союз двух людей может выглядеть настолько безжизненным. Крупицы красивых кадров, разбросанных по ленте, на время захватывают зрительское внимание и очаровывают. Но ни занятия любовью, ни зеркальные отражения, ни городской ландшафт не спасают историю моряка, который час за часом стремительно идет ко дну.