Вначале был омлет: рецензия на сериал «Джулия»

Сара Ланкашир в роли Джулии Чайлд на кадре из сериала «Джулия»

Несмотря на привилегированный статус и гигантский книжный бестселлер за плечами, Чайлд проходит через те ещё густые тернии на пути к узнаваемости: от нетипичной для стерильного телевидения внешности до элементарного сексизма. Пока любящий, но чересчур праведный муж не видит смысла в покупке телевизора, Джулия мечтает о собственной аудитории. Для неё еда — моментальная судьба, тревел-блог и бескрайний каталог, истинная любовь вне зависимости от наличия французского снобистского образования. Готовить могут все, уверена Джулия, так кого же мы ждём? Именно Джулию, всю нашу жизнь.

Сериал поэтапно и неторопливо погружается в создание «Французского шефа», программы Чайлд. Угостив занудного профессора литературы фирменным омлетом, Джулия проходит все стадии производственного ада. Первоначальный отказ телередакторов побуждает её дать обещание самой оплатить пилотный эпизод шоу, закупить продукты, хитро обвести вокруг пальца мужа и другое начальство. За восемь серий «Джулии» предстоит начертить портрет самой располагающей к себе шеф-поварихи и объединить всех преданных соратников, приложивших руку к созданию её имиджа. От афроамериканки Элис, предложившей идею для шоу, до боевой подруги Эвис — за любой успешной женщиной стоит ещё несколько, готовых до изнеможения печь хлеб, замачивать говяжьи гланды, помогать расставлять продукты, протягивать ножи. Вышедший в отставку супруг Пол тоже бросается на амбразуру, ведь революция не сразу строилась, в 1960-х с пыльным контентом из однообразных мужчин в шляпах её явно заждались.

Вначале был омлет: рецензия на сериал «Джулия»

Сара Ланкашир в роли Джулии Чайлд на кадре из сериала «Джулия»

Выбор британки Сары Ланкашир на роль американской иконы кому-то может показаться рискованным, но та же Стрип, страшно сказать, ей полностью проигрывает. Сокровище нации Ланкашир, известная в Англии по детективу «Счастливая долина», фантастически точно улавливает все интонации Джулии: пронзительность голоса, его театральность, позитив и меланхоличность, всё чаще к концу сезона одолевающую её за кулисами «Шефа». Остроумный сценарий затыкает за пояс недавнего драматурга Соркина с «Быть Рикардо» из той же эры, ведь Джулия — в своём роде комедийная легенда и учёная. Каждый её выход сравним с перформансом (от фаршированной утки до курицы во всех ипостасях) и сопровождается средневозрастными гэгами без купюр, от которых сама она получает огромное наслаждение (как и от еды).

Читать также:  Наше все: Редакция Film.ru выбрала 21 лучший фильм 2021 года

Вначале был омлет: рецензия на сериал «Джулия»

Дэвид Хайд Пирс в роли Пола Чайлда на кадре из сериала «Джулия»

В предпоследней серии с героиней сталкивается известная феминистка и активистка Бетти Фридэн, укоряя Чайлд в популяризации домохозяйства и поддержании образа счастливой жены, потчующей мужа после работы. Один из персонажей замечает: вы совершенно упустили её суть. Из современности сцена кажется лишней и, в свою очередь, не до конца понимающей борьбу за эмансипацию, особенно с позиции сценаристов-мужчин, работавших над конкретным эпизодом. Но, даже отбросив лёгкого рода демонизацию воинственной Фридэн, аудитория солидаризуется с чайлд-фри Чайлд и максимально ей сочувствует. Переступив через поток сомнений, она совершила путешествие к центру еды и души, подбадривая по дороге алчущих и жаждущих, делая спутников счастливее, совсем как безотказные голливудские клише, при этом искренние.

Фигура Чайлд вполне заслуживает длительного изучения, поэтому сериалу наверняка выпишут второй сезон, как куриный бульон при простуде (вопрос о необходимости продолжения пока стоит на паузе). По промежуточным итогам «Джулия» выступает отличным компаньоном для одноимённого документального фильма, а также суммой ощущений, фантазий и твёрдых фактов, любовным посланием для преданных фанатов и блуждающих по Сети ради утешения кочевников. Бон аппети, готовим и живём дальше.